Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
Как страшно жить: почему мы любим катастрофы

В старом советском мультфильме есть замечательная сцена, в которой котенок и щенок сидят на крыше дождливой ночью. Бедняжки жмутся друг к другу и вздрагивают от каждого удара грома и вспышки молнии. Но когда один говорит: "Может, уже пойдем домой?", другой отвечает: "Подожди! Давай еще немножечко побоимся!"  

Все мы в какой-то степени похожи на этих мультяшных героев. Пугаемся сообщений о терактах, стихийных бедствиях, автомобильных и авиакатастрофах и прочих ужасах, но когда по телевизору показывают что-нибудь подобное, нас от него за уши не оттащишь. Почему же нам так нравятся новости, которые должны бы наводить на нас ужас, рассказывает учитель с многолетней практикой, мастер, владеющая древними энергетическими техниками и знаниями и прошедшая обучение в Университете "Единства" в Индии, Диана Щербанская:

Психика просит негатива

Оказывается, так уж устроена наша психика, что мы во всем склонны видеть сначала плохое и только потом, да и то не все и не всегда, хорошее. Дело в том, что центров тревоги у человека намного больше, чем центров удовольствия, да и работают они не в пример интенсивнее. В этих центрах миллионы рецепторов, которые никогда не спят. Так уж повелось с доисторических времен, когда наши предки, жившие при первобытно-общинном строе, были окружены опасностями буквально со всех сторон и не могли чувствовать себя спокойно ни на "работе" – во время охоты, ни на отдыхе в домашней пещере. Не дай бог, расслабишься – мигом съедят дикие звери!

Современные люди, конечно, более защищены от превратностей окружающего мира, да и опасности у нас совсем другие. Но отвечающие за наше выживание рецепторы все равно все время начеку: они включаются в момент нашего появления на свет, сопровождают в течение всей жизни и очень быстро реагируют на любые внешние раздражители. Причем в ход идет все – зрение, слух, обоняние – и на основании добытых "фактов" наша психика делает вывод, насколько опасно для нас то или иное событие или явление. Любую информацию рецепторы, прежде всего, проверяют на наличие в ней негатива. И вовсе не потому, что нравится нас пугать, просто за каждую дозу негатива они получают определенное количество эндорфина.

СМИ не виноваты

У каждого из нас есть своя тема, которую он предпочитает, чтобы побояться всласть. Те, у кого это деньги, предпочитают новости об экономических катаклизмах. "Любители" стихийных бедствий, техногенных катастроф, преступного головотяпства и серийных маньяков – тоже не в накладе, к сожалению, недостатков в таких новостях мы в последнее время не испытываем. СМИ всего мира поставляют своим зрителям и читателям ужастики в самом широком ассортименте.

Однако не торопитесь их за все это ругать, не стоит забывать, что спрос рождает предложение, а не наоборот – стало быть, именно мы делаем их такими. Чем больше кошмаров и ужасов, тем выше рейтинг телепрограмм и больше тираж печатных изданий.

Если же мы не получаем негативной информации извне, мы начинаем ее придумывать. Так рождаются самые невероятные слухи и сплетни, и еще неизвестно, что оказывается страшнее – реальные события или плоды нашей фантазии.

Как страшно жить: почему мы любим катастрофы
Getty Images/Fotobank

"Марья Ивановна, вы слышали, что Иванов умер!"

Приятно для каждого из нас осознавать, что негатив где-то есть, но к нам он, к счастью, никакого отношения не имеет. Слушая последние известия, мы думаем: "Где ожидается наводнение? На Оболони? Это далеко – мы-то живем на Теремках!" Уставившись на экран телевизора, сами себя утешаем: "Где такой снегопад? А, в Америке! Ну, нам он не грозит!"

Но, конечно, пальму первенства по наслаждению такого рода негативам держат пожилые люди. Вы не обращали внимания, как часто они делятся друг с другом, казалось бы, печальными новостями. "Марья Ивановна, – через двор кричит пожилая женщина, гуляющая со столь же пожилой болонкой. – Вы слышали, что Иванов умер!" "Да вы что?! – с упоением восклицает собеседница, божий одуванчик в седых кудряшках. – А ведь он на полтора года моложе меня!" На лице обеих бабушек – если не радость, то чувство глубокого удовлетворения. Почему, ведь следующим в это скорбном списке, учитывая возраст, можешь быть ты? Но, оказывается, человек в таких случаях испытывает облегчение: "Сколько моих ровесников уже ушло в мир иной, а я до сих пор жив(а)!"

Если вы думаете, что, будучи молодыми и здоровыми, чем-то в этом смысле отличаетесь от своих бабушек и дедушек, то вы глубоко заблуждаетесь. Все мы, даже если никогда в этом не признаемся, просто обожаем пересказывать друг другу страшилки, смотреть триллеры и жуткие сюжеты в новостях. И в фирменном восклицании Ренаты Литвиновой: "Как страшно жить!", которое мы так любим повторять, звучит… восхищение: "Мир так огромен и опасен, столько разных вещей может стереть меня с лица земли, а я до сих пор живу. Значит, я – супер!"

Александра Волошина

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции