Пять новых книг, которые помогут пережить эту осень

Дата публикации
Просмотры
9595
Время на прочтение
7 мин
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Пять новых книг, которые помогут пережить эту осень

Книги в этом обзоре от литературного критика и писателя Игоря Бондаря-Терещенко не исцелят, но хотя бы отвлекут от печальных мыслей нашего трагического времени.

Философские или динамические — они лишь описывают жизнь, в которой всем нам приходится жить, но, возможно, настроение, которое они создадут, помогут осмыслить и пережить это непростое время.

Айн Рэнд. Гимн – К.: Наш Формат, 2022

Эта небольшая повесть, переведенная Еленой Замойской, действительно затрагивает важные темы, что и неудивительно для жанра антиутопии. "Гимн" Айн Рэнд впервые вышел в свет в 1938 году, предваряя романы "Источник" и "Атлант расправил плечи" этого автора, которые принесли ей мировое признание. В общем, это произведение — квинтэссенция философских взглядов Айн Рэнд в упаковке художественного символизма и напоминания, как губительно влияют тоталитарные системы на развитие человечества. Следует добавить, что в своей тематике автор понимает, хотя и застал только начальный период построения СССР, эмигрировав в Америку в 1926 году. Недаром ее повесть сравнивают с антиутопией "Мы" Евгения Замятина. В "Гимне" так же все по стандартам классической антиутопии: когда-то была развита цивилизация со своими прелестями и научно-технологическим прогрессом, но затем произошла война, вперемешку с катастрофой, откатившей человечество на ранние стадии развития. Общество регламентировано и структурировано, с множеством министерств, отсутствием любви и отлученными от родителей детьми, о которых заботится государство. То есть имеем дистопическое общество, в котором запрещено слово "Я", а люди не имеют имен – некий постиндустриальный мир, который с вершин технологического продвижения скатился в пропасть примитивной диктатуры и покорных масс, где индивидуальность – это грех, а свободомыслие – преступление. Однако один юноша обычно решился думать не так, как все, стремится к знаниям, недоступным другим, и любить по собственному выбору. Он совершил преступление, за которое казнят: вышел за пределы удушающего "Мы", восставая против системы, в которой родившихся летать заставляют ползать.

Кармен Лафорет. Ничего. – К.: Комора, 2022

В свое время выход в свет этой книги знаменовал начало нового периода испанской литературы. Семейная драма, развернувшаяся на фоне послевоенной испанской действительности, отразила глубокий кризис общества, духовное опустошение и отчаяние жителей франкистского "рая". По сюжету этой истории, переведенной Анной Вовченко, восемнадцатилетняя Андреа, исполненная мечт и надежд, приезжает из провинции в Барселону, чтобы учиться в университете, и поселяется в семье своей покойной матери. В то время в Барселоне царил голод, продовольственные карточки, жалкие рационы, дороговизна — а рядом, на каждом углу, спекуляция, роскошь, доступная немногим, самодовольный эгоизм нуворишей. Страх, мстительность, ненависть в отношениях людей – наследие братоубийственной войны, расколовшей чуть ли не каждую семью. И неудивительно, что старый дом родственников ее героини — словно своеобразный музей, хранящий не только лишний хлам и старую мебель, но и призраки прошлого своих обитателей, их невоплощенные надежды, несказанные слова и злобу. И пока любознательная Андреа исследует улицы Барселоны и строит первую в жизни настоящую дружбу, дом на улице Арибау живет своей отдельной жизнью. Роман был написан в 1944 году и еще в рукописи удостоен самой большой в Испании литературной премии. Автору было тогда двадцать три года.

Эмилиос Солому. Дневник одной измены. – Л.: Издательство Анетты Антоненко, 2022

В начале этой истории ее герой, приехавший в островную глушь Эгейского моря, кажется лишним. И оно неудивительно, если верить автору: "Всех кто-то встречает, кроме одного одинокого мужчины, который держит чемодан в руке. Он кажется лишним среди простых островян, да и среди туристов тоже, из-за своей белой льняной рубашки, офисного фасона брюк и соломенной шляпы. Стоит себе на самом краю моря, словно жертва кораблекрушения, которую волны выбросили где-то в забытом всеми месте". Впрочем, кому, как не нам, внимательным читателям, знать, что "лишний" герой, или же приснопамятный "маленький человек", и является главным в любом рассказе. Тем более такой, что основывается на древней мифологии, где, как знать, все герои занимали как раз важные, только им предоставленные места. Ведь по преданию, на острове, куда приехал старик, родились Аполлон с Артемидой. Так же в романе Эмилиоса Солому "Дневник одной измены", мастерски переведенном Андреем Савенко — герой хоть и напоминает самому себе литературного персонажа, который "ступает по ступенькам к "Ветряку", как Дон Кихот", но случающиеся с ним приключения вполне реальны. Представьте себе загадочного туриста, шатающегося по острову, ища за прошлыми воспоминаниями, и только старики что-то о нем знают. Какие дела может иметь какой-то чужестранец на Куфонисе, одном из заброшенных островов, с которым и как такового сообщения нет? Что он ищет в этом убежище для изгнанников, Кофос Лимени древних греков? Почему его пребывание оцеплено таким ореолом загадочности? Роман построен на диалоге героя с самим собой, бывшим молодым археологом Дукарелисом, мечтавшим о славе, занимаясь на острове раскопками. И одновременно – пытаясь вырваться из лабиринта обстоятельств, среди которых не последнюю роль играли три женщины. "Дукарелис снова чувствовал себя марионеткой в мире, которым руководят высшие силы", – отмечает он. Впрочем, именно упомянутые женщины, словно три древние пророчицы, изменяют его жизнь на протяжении романа, и вернуться к себе самому ему едва удается даже на склоне века. Увлекательное медитационное чтиво с философским подтекстом, мифологическими параллелями и любовными приключениями, иногда переходящими в чуть ли не детективный подтекст.

Сара Пирс. Санаторий. – К.: Artbooks, 2022

Этот динамичный триллер с непредсказуемым сюжетом, переведенный Еленой Науменко, – для настоящих любителей заброшенных мест и загадочных событий. Удовольствие от текста, наслаждающееся разгадкой интриг и тайн при этом обеспечены. По сюжету фешенебельный отель высоко в швейцарских Альпах – последнее место, где главная героиня Элин Уорнер хотела бы быть. Но сейчас она — следователь в вынужденном отпуске, поэтому не может отказаться от приглашения брата отпраздновать его помолвку. Впрочем, не так получилось, как думалось, ведь сразу после приезда Элин испытывает какую-то аномалию. Что-то в гостинице, недавно переоборудованной из заброшенного санатория, заставляет ее нервничать. И это не только ее одну. "Внешне он ничем не лучше, думает Даниэль, подняв глаза, — узнаем мы мысль еще одного героя. — Суровое прямоугольное сооружение, испещренное снегом. Он заброшен, заброшен; балконы, балюстрады, длинная терраса — все медленно осыпается и разрушается. Целых окон осталось мало, остальные забиты досками, и эти уродливые квадраты покрывают фасад, словно болячки". И все это, добавим, неудивительно, ведь на следующее утро оказывается, что невеста брата загадочно исчезла. И жанр повествования о "беглой невесте" при этом неактуален, поскольку сама природа вмешивается в действо романа. И ждать полиции придется долго — лавина перекрывает дорогу в гостиницу и из нее, гости начинают паниковать. Они еще не знают, что Лор – не единственная пропавшая без вести женщина. Одним словом, безусловный бестселлер, который отвлечет от грустных мыслей и развлечет этой осенью.

Аркадий Саульский. Наброски стали: Госпожа Тишина. – К.: BookChef, 2022

Не менее динамичная история, рассказанная в "Набросках стали", ведь речь о таинственных событиях не лишена магии. Когда боги дали главному герою этой причудливой книги шанс на искупление и вечный покой... но он вернулся живым в подобии привидения. Отныне смерть преследует его, убирая других, поскольку ей не удалось справиться с ним самим. Тем временем клан Нагаты ожидает забвения. Старик даймё больше не поведет своих воинов в бой. Его болезненный малолетний сын наверняка умрет раньше отца. Клан Змеи свирепствует в провинции и отравляет всех, кого встретит. Армию ронинов возглавил человек без понимания чести и долга, и перед ним придется поклониться даже Духу. А у границы бесчисленные орды путешественников ждут сигнала для нападения. Да, дни клана Нагаты сочтены. Но перед тем, как зажгутся погребальные костры, старый самурай с железной душой пошлет за умирающим мальчиком воина, рожденного магией. Магия. С нее все началось. И ею все кончится. Не без вмешательства боевых искусств, конечно. "Дух не сводил сосредоточенного взгляда со старухи, ожидая следующей атаки. Быстрой и безжалостной. Пурпурный Клинок в его руке жаждал крови. Старуха выстрелила вперед, как пуля из ружья. Ножи кунаи в ее руках мелькали, скорее напоминая искры, чем оружие., второй — и женщина уже оказалась близ Духа, шлепнула его с правой стороны, с левой. Открылась! Дух пропустил первую атаку, даже не пытаясь ее парировать, сошел с линии удара, позволил, чтобы ножи мигнули возле него. Одновременно сменил хват на рукав Катаны, умело перейдя к собственному удару. Блеснула сталь. Атака была быстрой, точной, нацеленной в открытую правую руку старухи. Кентаро не мог промахнуться... Однако промахнулся!

Читайте также:

Похожие темы:

Дата публикации
Просмотры
9595
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Следующая публикация