Не ходите, звезды, замуж за иностранцев

Дата публикации
Просмотры
16к
Поделиться:
WhatsApp
Viber

Моду на браки с иностранцами ввела перестройка. Вспоминается даже песня из того смутного времени: «Ну, где ж ты принц мой заграничный? Приходи скорей, я жду тебя!» Со временем пришло понимание, что заграничное замужество – это не только преимущества, которые дает жизнь в благополучной во всех отношениях стране. Что чужое государство – это чужие законы, призванные защищать прежде всего своих граждан, а потом уже пришлых новобрачных. Увы, ко многим осознание малоприятных реалий приходит слишком поздно, когда уже трудно что-либо исправить.  

Наталья Захарова: узница Версаля

История актрисы и телеведущей Натальи Захаровой настолько впечатляет, что ее невозможно ни рассказывать, ни слушать без слез, хотя когда она выходила замуж за французского стоматолога Патрика Уари, ей завидовали все без исключения. Из недостатков в анамнезе потенциального жениха был только развод и четверо детей от предыдущего брака. Зато Патрик умел красиво ухаживать, делал дорогие подарки и буквально обволакивал женщину комплиментами и признаниями в любви. А потом сделал предложение, которое Наталья с радостью приняла. Вскоре она переехала к мужу.

Поначалу все складывалось очень хорошо: Патрик любил и баловал жену, они много путешествовали по Европе. Когда Наталья родила дочь Машу, то, казалось, что для счастья больше ничего и не надо. Но вскоре отношения между супругами начали охладевать, а потом и вовсе дошло до развода. И тут заграничный принц начал резко терял свой былой лоск – он оказался лживым, жадным, склочным и мелочным человеком. В борьбе за свое имущество он использовал любые, самые нечестные методы. Но на все материальные моменты Наталья внимания не обращала, для нее главным было получение права опеки над дочерью, и на первых порах ей это удалось. Уари же получил разрешение несколько раз в неделю общаться с дочерью, что он исправно и делал. Но вскоре с таких встреч Маша стала возвращаться испуганной, на ее теле появились синяки, Наталья поняла – отец бьет дочь. Она подала документы в суд на лишение бывшего мужа права видеться с дочерью, и это была ее ошибка. Актриса пыталась доказать, что Уари представляет опасность для девочки (у нее были для этого основания – врачи обнаружили у ее бывшего мужа психическое заболевание), но французский суд лишил родительских прав ее – как написано в приговоре, «за удушающую любовь к дочери». Машу отдали сначала в одну приемную семью, потом в другую. Сначала мать могла видеться с дочерью всего по два часа в месяц, да и то в присутствии социального работника, потом ей запретили и это. Сегодня девочка находится в интернате с жестким режимом и соответственными методами воспитания, по сути дела, это колония. Она давно забыла русский язык и наверняка не помнит своих родителей, они ее не навещают – отец не хочет, а мать – не может, она даже не знает, в каком именно интернате находится дочь, ей об этом – разумеется, исключительно в интересах ребенка – просто не сообщают. К тому же уже второй год Наталья находится в тюрьме, куда ее по ложному обвинению засадил Уари – он утверждал, что она подожгла дверь его квартиры. Показания соседей о том, что поджог совершил сам Уари, суд Версаля во внимание не принял и приговорил Наталью к трем годам лишения свободы. Единственное, чем в этой ситуации ей могло помочь российское правительство, – добиться экстрадиции в Россию, что и было сделано. В колонию под Костромой, где сейчас отбывает наказание Наталья, ее из Франции доставили под конвоем. Пока адвокаты хлопочут об амнистии, Наталья беспокоится только об одном – увидит ли она еще когда-нибудь свою дочь.

Елена Сафонова: все не так, как в кино

История звезды «Зимней вишни» не столь трагична, но тоже мало похожа на сказку о заграничном принце. Когда в финале знаменитого фильма героиня Сафоновой пересаживалась из «Мерседеса» Калныньша в видавший виды «Жигуленок» Соломина, вытирающие слезы зрительницы и не подозревали, что в жизни она сделает все с точностью до наоборот. Но счастья ей это, увы, не принесет.

С французским актером Самуэлем Лабардом Сафонова познакомилась на съемках фильма «Аккомпаниаторша», которые проходили в Париже. Роман вспыхнул мгновенно, и вскоре, взяв с собой старшего сына Ивана, Елена уехала во Францию. Сафонова понимала, что за границей ее, не знавшую языка, вряд ли будут снимать так же, как дома, но в тот момент она думала об этом меньше всего, ведь впереди ее ждала любовь и счастливая семейная жизнь. Вскоре она родила сына Сашу. Друзья, на глазах у которых развивалась вся эта история, вспоминают, что Лабард безумно любил Елену, но также безумно ее ревновал. Совершенно катастрофические масштабы ревность приобрела, когда актрису пригласили на съемки в Москву. Вскоре Сафонова, которая уже не в силах была выносить скандалы и истерики мужа, подала на развод. Все формальности были улажены легко и быстро, но после развода Елене не разрешили забрать с собой младшего сына: ребенок, родившийся на территории Франции, должен оставаться там до совершеннолетия, поэтому в Москву Елена увезла только старшего Ивана. Сашу она с тех пор видела только урывками – в часы, установленные социальными службами. Да и сейчас, когда сын вырос, он по-прежнему остается в Париже, с отцом.

Наталья Андрейченко: дочь по контракту

Брак Натальи Андрейченко с австрийским актером, режиссером и продюсером Максимилианом Шеллом тоже изначально выглядел как выигрышный лотерейный билет – он сулил ей любовь, недвижимость в Европе и Америке, съемки в Голливуде. Надеждам не суждено было оправдаться в полной мере: любовь довольно быстро прошла, в американском кино, как и любой другой артистке, не владеющей английским языком в совершенстве, доставались только роли второго плана, сбылась только мечта о поместье в Альпах и квартире в Лос-Анджелесе. Не все просто и с детьми Натальи – сыном Митей (его отец – композитор Максим Дунаевский) и дочерью Настей, которую Андрейченко родила согласно брачному контракту – такой в нем был пункт-обязательство. Несмотря на то что вот уже несколько лет супруги находятся в состоянии развода, дети, в отличие от живущей в Москве матери, остаются за границей с Шеллом. Туманны и имущественные перспективы Натальи в случае, если развод все-таки состоится. Опять-таки согласно контракту, она имеет право на половину имущества Шелла, которое оценивается в шестьдесят миллионов долларов, и это – не считая недвижимости. Однако если будет доказано, что Андрейченко изменяла мужу (а именно это собираются сделать его адвокаты, хотя сам Шелл сейчас находится в близких отношениях с венской галеристкой Элизабет Михич), она не получит ничего.

Таисия Кондратьева


Следующая публикация