Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
Дело прослушивания в ГБР расследует ГБР. Труба рассказал детали обнаружения тайных устройств

Известно о наличии минимум 30 часов записей.

В кабинете директора Государственного бюро расследования Романа Трубы два месяца назад обнаружили тайные устройства для прослушивания, которое происходило там минимум несколько месяцев. Оборудование забрала Нацполиция. Дело прослушивания в своих же стенах сейчас расследует ГБР.

Об этом в интервью LB.ua рассказал директор ГБР Роман Труба, который находится на этой должности год. Недавно на анонимном телеграмм-канале "Трубу прорвало" появились аудиозаписи разговоров, на которых человек с голосом, очень похожим на голос директора ГБР, якобы отчитывается руководителю Офиса президента Андрею Богдану относительно состояния "дел Порошенко" – их сейчас 13, где фигурирует фамилия экс-президента.

"Голос похож, но я не могу сказать мой ли – нужна экспертиза", – отметил Труба, называя сами записи скомпилированными. В то же время для экспертизы нужны оригиналы записей, а их пока нет.

Труба прогнозирует, что записей значительно больше, чем те, что были обнародованы. И вскоре появится новая порция. В чьи руки попало аудио из кабинета, не говорит, хотя уточняет, что те, кто его записывал, и те, кто ими владеет, – разные лица.

LB.ua отмечает, что записи минимум 30 часов, которые экс-президент Петр Порошенко уже успел передать главе Европейского Совета Дональду Туску – как подтверждение фактов политического преследования.

Микрофон и всю систему для подслушивания обнаружили в кабинете Трубы 21 сентября.

"В вентиляционной системе был микрофон, подключенный с помощью проводов. И вся информация поступала в другое место – не в кабинете. Там были другие устройства, которые проводили запись, передачу полученной информации. Как правило, когда я нахожусь в Киеве, то в субботу выхожу на работу. Но в связи с тем, что 21 сентября (в моей семье) – определенное событие, я не был в Киеве. На рабочем месте находилась сотрудница, которая открыла окна кабинета для проветривания. И после включения вентиляции услышала странные звуки. После осмотра вентиляционного канала было обнаружено это устройство. Вызвали Нацполицию. Они установили устройство и установили, куда выходила вся информация", - рассказал Труба.

Куда именно поступала информация, руководитель ГБР не рассказывает, чтобы не повредить досудебному расследованию.

Аудиозаписи осуществляли в кабинете минимум три месяца. Возможно, и больше – Труба опять же не рассказал.

Говорит, главная проблема в том, что он как руководитель правоохранительного органа и работники не защищены. "Это – угроза безопасности не только для меня (фамилия здесь не главное). Может ли руководитель любой правоохранительной структуры быть уверенным сегодня, что у него нет такой прослушки? Нет, не может", - сказал Труба и добавил, что этот прослушивающее устройство не было установлено ни одним правоохранительным органом.

"Я могу четко сказать, что это прослушивание было незаконным. И это самый большой риск не только правоохранительной, но и в государственной системе. Потому что правоохранители не защищены", - подчеркнул Труба.

Могли ли установить прослушку в кабинет еще до назначения Трубы, а потом в какой-то момент ее включили, директор ГБР не прокомментировал, снова ссылаясь на тайну следствия.

"А относительно того, почему я раньше не обнаружил технику, поверьте, даже с помощью специального оборудования ее не просто заметить. Важно принимать меры, чтобы уменьшить риски такого прослушивания. И я, как руководитель правоохранительного органа, с момента обнаружения прослушки принял меры, чтобы это невозможно было сделать в кабинете", - отметил Труба.

На вопрос, кому было выгодно записывать, он ответил, что "таких сил очень много. С начала работы ГБР мы имели возможность видеть время от времени определенные действия, что происходили с целью скомпрометировать ГБР в целом или его руководство, в частности. В полномочия ГБР входит расследование уголовных производств в отношении высшего руководства государства, чиновников, судей, военных. Это та категория людей, которая хочет иметь влияние на вновь созданный правоохранительный орган. Что происходило в течение года работы ГБР? Это год борьбы за независимость, за определенную самостоятельность. И я постоянно вижу определенные группы, которые бы хотели иметь то или иное влияние на ГБР. Я – это противостояние этому влиянию. Провокации (иногда их называют скандалами) никогда не были связаны с работой бюро, лишь с желанием влиять на ГБР".

Часть (или все) записей оказалась в Порошенко.

"На мой взгляд, лица, которые осуществляли незаконную запись в кабинете директора ГБР, и лица, которые сейчас владеют этими записями, – не одни и те же. Каким образом Петр Порошенко получил эти записи, я не знаю и не могу сказать. Я – руководитель правоохранительного органа. Я говорю только фактами. Если у меня будут факты, каким образом Порошенко получил эти записи, обязательно озвучу... Цель у этих людей (которые установили прослушку) – не обнародование незаконного прослушивания, а публичное уничтожение директора ГБР и его отставка", - сказал Труба.

Директор ГБР отметил, что "это не все скомпилированные записи и уверен, что сегодня-завтра могут быть обнародованы другие".

На вопрос, узнает ли Труба свой голос, ответил так:

"Голос похож. Но это ли мой голос – я не могу сказать. Для этого нужно провести фоноскопическую экспертизу. Голос – похож на голос директора ГБР Романа Трубы, но если мы говорим об этих событиях (речь идет очевидно о сути переговоров на этих записях), то они не происходили.... Мы должны понимать, что экспертиза может быть назначена, если есть оригиналы записей. Если бы эти оригиналы были, не было бы нужды выкладывать их на телеграмм-канале. В таких случаях человек идет в правоохранительный орган и передает ему оригиналы. Тот, в свою очередь, проводит все необходимые процессуальные действия", - сказал Труба.

Директор ГБР убеждает, что не знает, как отреагировали на возможную утечку информации в Офисе президента: "У меня не было разговоров по этому поводу. (Не звонили) ни Смирнов, ни Богдан. У нас рабочие отношения. В Офисе президента – другие механизмы работы, чем в бывшей Администрации президента. В частности, разница заключается в том, что сегодня – чрезвычайно большое количество коммуникаций. Я очень часто общаюсь с разными людьми. В предыдущей Администрации такой формы сотрудничества не было. У меня было несколько (две или три) встречи с руководителями АП или бывшим президентом. Сегодня встреч с представителями Офиса президента – очень много".

Труба добавил, что "общение с Богданом происходило в Офисе президента только во время официальных совещаний. Других встреч не было. Ни в телефонном режиме, ни во время собрания не было от Богдана или других представителей Офиса вопросов об открытии, закрытии или направлении любого уголовного дела (о Порошенко)".

Плейлист 19 видео Новая Рада: первые решения

Новые законопроекты и судьбоносные решения - как работает Верховная Рада IХ созыва.

Новая Рада: первые решения

 

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции