Перейти к содержанию
Шесть лет Минским договоренностям: уроки, которые усвоил Зеленский на пути к миру
ТСН.ua

Договориться с Россией можно, но исключительно на ее условиях, которые предусматривают капитуляцию Украины.

В пятницу, 12 февраля, исполняется ровно шесть лет подписания Комплекса мер Минских договоренностей, или так называемого Минска-2. Политический ландшафт с тех пор изменился кардинально. А вот к миру мы так и не приблизились. Более того, в переговорах с Россией Владимир Зеленский оказался в полном тупике, как и Петр Порошенко после последнего своего нормандского саммита в октябре 2016 года. От попыток посмотреть в глаза Путину и просто перестать стрелять шестой украинский президент на втором году своего правления отказался, фактически повторяя судьбу своего предшественника. Однако, в отличие от Порошенко, Зеленский и его команда прямо говорят о необходимости модернизировать невыгодные Украине Минские договоренности.

Так стоила ли игра свеч? Возможно, надо было учиться на ошибках предшественников?

ТСН.ua собрал главные уроки, которые преподнесли Зеленскому переговоры с Россией, и проанализировал, к чему готовиться дальше.

Договориться с Путиным

Сойтись с Россией где-то посередине за эти шесть лет ни у Порошенко, ни у Зеленского так и не получилось. И дело здесь не столько в Минских договоренностях, которые, безусловно, не выгодны Украине, сколько в нежелании России убраться с Донбасса, положив конец войне.

Первые заявления Зеленского могли сложиться впечатление, что у него довольно упрощенное понимание сути конфликта с РФ. Иногда казалось, что он думал: стоит только изменить Порошенко, заговорить на русском, встретиться с Путиным и мир снова воцарится. Зеленский приложил максимальные усилия для встречи с Путиным в декабре 2019 года. Каждые телефонные переговоры с российским президентом воспринимались чуть ли не как прорыв. При этом достаточно быстро происходила и эволюция восприятия Зеленским всех вызовов и сложности вопроса. Думаю, что уже до нормандского саммита 2019 он осознал: прежде Россия не готова к миру, и все, на что способен Путин — требовать от Зеленского выполнять ультимативные требования Москвы
говорит ТСН.ua первый заместитель директора Центра «Новая Европа» Сергей Солодкий.

Путь к миру на Донбассе для Петра Алексеевича после 2016 года был заблокирован. С избранием Владимира Александровича воинственная риторика Киева угасла, разблокировав работу нормандского формата. Но это скорее был ящик Пандоры, открытие которого могло привести к непоправимым последствиям.

Первой ласточкой стало согласие Украины на «формулу Штайнмайера» (которая определяет очередность проведения местных выборов в ОРДЛО) ради первой встречи Зеленского с Путиным в Париже в декабре 2019 года, продемонстрировав согласие Украины нарушить принцип «сначала безопасность, потом политика». Второй «зрадой» стало согласие главы ОПУ Андрея Ермака на создание Консультативного совета, который фактически предусматривал прямой диалог Киева с боевиками. Это бы дало Москве карты в руки, чтобы оправдать свою агрессивную политику, мол, это не война России против Украины на Донбассе, а внутренний гражданский конфликт.

Просто прекратить стрелять

По мнению политического аналитика Фонда Демократические инициативы им. Илька Кучерива Марии Золкиной, на второй год своего президентства Владимир Зеленский усвоил урок, что вопросы политического урегулирования на Донбассе следует обсуждать только после выполнения предварительных условий по безопасности. В конце концов, на Банковой выкристаллизовались эти красные линии.

«Ибо все, что происходило в 2019 году и в начале 2020 года свидетельствовало об обратном: что они готовы как минимум параллельно это делать, а в принципе даже без гарантий безопасности идти политическим треком и договариваться о политических вещах», — говорит ТСН.ua Мария Золкина.

Однако, нечестно утверждать, что этого принципа с самого начала придерживался и Петр Порошенко. Именно он впервые озвучил договоренность о «формуле Штаймайера» после нормандского саммита 2016 года. И печальноизвестный «план Мореля» (предусматривающий сначала выборы, а потом безопасность) тоже появился при его каденции.

Придя к власти Зеленский не скрывал, что его фишка — гуманитарный аспект. Его команда сосредоточилась на обмене пленными и установлении длительного режима прекращения огня. И Кремль умело поймал Зеленского на этот крючок. Проведя несколько знаковых обменов пленными до и после парижского саммита, дальше процесс забуксовал. А так называемое 29-е по счету перемирие, установленное 27 июля 2020 года, больше не работает. Об этом открыто говорит даже руководитель украинской делегации в ТКГ Леонид Кравчук.

Формально перемирие сохраняется, но прогресса в переговорах это не добавляет. То есть, основной урок здесь в том, что даже снижение эскалации на фронте, хотя оно имеет гуманитарное значение и сохраняет жизнь гражданских и военных, и это безусловный плюс, не обязательно приводит к прогрессу в переговорах. Поэтому ставка исключительно на перемирие почти любой ценой не может сработать. Вторая половина 2020 ярко доказывает, что Россия использует фактор безопасности исключительно для политического давления на Украину. Именно после начала перемирия они заблокировали работу практически во всех подгруппах ТКГ. И пока не получат того, что требуют, в частности в политической подгруппе по выборам и границы (чтобы Украина отказалась от своих требований, сначала границу, а потом выборы — Авт.), Не будут соглашаться на какие другие даже гуманитарные шаги
считает Мария Золкина.

Неособый статус Донбасса

В отличие от Порошенко, Зеленский на второй год своего правления потребовал модернизации Минска-2, понимая, что от первой до последней буквы политической части Украине он не выгоден. Понятно, что Москва на это никогда не согласится. Однако, если еще несколько месяцев назад Россия продолжала давление на Киев с требованием выполнить Минск, то уже сейчас несколько изменила тактику.

Теперь устами Кремля российские пропагандисты говорят, что Минские договоренности — это предложение о конфедерации, которое положено перед Украиной на стол. А в качестве шантажа используют новую фейковую идеологию «Русский Донбасс» (принятую на форуме в Донецке ), которая сводится к возможности интеграции ОРДЛО в состав России, хотя официально в Москве от этого отмежевались.

По словам первого заместителя директора центра «Новая Европа» Сергея Солодкого, Путин реализует интерес России о сохранении Украины в сфере своего влияния, а потому настоящее урегулирования не будет отвечать фундаментальном интересам России, по крайней мере по доброй воле Путин на такое урегулирование не согласится, слишком значительные ресурсы были задействованы.

«Внедряет ли Путин какую-то новую политику в отношении Украины, чем та, которую Москва внедряла по отношению к Киеву последние три века? Насколько велики шансы, что на этот раз будет как-то иначе? Для изменения политики мало желания и тем более не достаточно изменения персоналии (Порошенко на Зеленского — Авт.). Нужно задействовать по максимуму различные факторы, ресурсы — международные санкции лишь один из них. Зеленский, возможно, и согласился бы на условия России, но он так же должен считаться с общественными настроениями; прислушиваться к советам более опытных зарубежных коллег; принимать во внимание рекомендации украинских дипломатов. На сегодня можем говорить об осознании Зеленским этого урока. Но так же поняли нереальность дожать украинскую власть и в РФ — это особенно заметно по заявлениям представителей РФ в последние недели. Российская пресса снова взяла курс на дискредитацию украинской власти: в публичной плоскости России достаточно распространенным стало сравнение Зеленского с Порошенко», — подчеркивает Сергей Солодкий.

Помогут США

Действительно, кремлевские рупоры реанимировали пластинку о том, что в Киеве сидят фашисты, а Зеленский и «Слуга народа» — это американская ширма, которая осуществляет внешнее управление Украиной.

По словам Марии Золкиной, договориться с Россией можно, но исключительно на ее условиях. И похоже этот урок у Зеленского усвоили. Именно поэтому переговорный энтузиазм с Москвой пошел на спад, и в Киеве заговорили об укреплении нормандского формата за счет США. Если под внешним американским управлением в Москве опасаются именно этого, против в Киеве наверняка никто не будет.

«Меня часто спрашивают, особенно зарубежные журналисты, что же это все-таки было за первые полтора года каденции Зеленского: искренняя надежда, что можно договориться (и он действительно искренне пытался это сделать в течение 2019 — начала 2020 гг.), или все- таки игра, чтобы наконец оправдать, что ничего нельзя сделать и просто надо все остановить? Я убеждена, что все-таки был расчет на договориться. Если считать так, то наверняка этот урок тоже усвоен. В 2020 году мы восстановили активность в нормандском формате. Причем стараемся активно восстановить его по более официальным каналам, на уровне МИД, а РФ наоборот все заблокировала и свела к неформальному уровню политсоветников», — отметила Мария Золкина.

В четверг, 11 февраля, во время пребывания на передовой вместе с послами G7 Зеленский четко отметил, что трек политических советников работает. Более того, Украина разработала пошаговую дорожную карту имплементации Комплекса мер Минских договоренностей с конкретными датами. По словам президента, документ уже направлен всем участникам переговоров и советники лидеров нормандской четверки должны собраться, чтобы ее утвердить или отбросить.

Но надежд на то, что Россия согласится на этот документ, почти нет. И подытоживая все вышеизложенные уроки, которые Зеленский и его команда усвоили за эти два года, пока имели дело с Москвой, надо сказать, что Россия уважает только силу. Почему, например, об Азербайджане кремлевская пропаганда не говорит, что там внешнее турецкое управление. Хотя именно Анкара помогла Баку поставить точку в 30-летней войне между Азербайджаном и Арменией за Нагорный Карабах.

Видео Выгодны ли Украине Минские договоренности

В интервью ТСН.ua представитель Украины в политической подгруппе ТКГ Андрей Костин рассказал о двух красных линиях, которые ни в коем случае не перейдет в исполнении Минске.

Выгодны ли Украине Минские договоренности