Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей
"Для меня это полное поражение журналистов": военный корреспондент из Франции жестко раскритиковал приговор украинцу Маркиву

Мужчине не укладывается в голове, как его коллега давал показания против нацгвардейца, когда сам тогда ничего не понимал.

Свидетели в процессе украинского нацгвардейца Виталия Маркива считают некачественной работой итальянских правоохранителей, которые расследовали дело о смерти журналиста Андреа Рокелли. После приговора подозреваемому свидетельствовать в апелляции согласились журналисты, работавшие в то время на Донбассе, говорится в сюжете ТСН.19:30.

Говорить перед апелляционным судом уже вызвался французский журналист Поль Гого. На Донбассе он работал вместе с главным свидетелем обвинения Уильямом Рогелоном, который плохо знал язык, работал на оккупированной боевиками территории и информацию чаще всего получал именно от них. А те, предполагает француз, элементарно могли его дезинформировать.

Видео "Освободить Маркива": в США пройдет акция в поддержку нацгвардейца

Итальянский суд дал ему 24 года, за якобы причастность к гибели журналиста Андреа Рокелле. Впрочем, немало свидетелей процесса расследования местных прокуроров называют некачественным. Надеются на апелляцию и привлечения большего количества свидетелей. Свидетельствовать уже согласились журналисты, работавшие в то время в Донбассе.  

"Освободить Маркива": в США пройдет акция в поддержку нацгвардейца

Корреспондент французской газеты Ouest-France в Москве и фрилансер для Ouest-France и Libération. "Я жил в хостеле в Донецке, я там работал, и бывал в Краматорске, Славянске, во всех городах, где были боевые действия. Я встречал нашего французского коллегу Уильяма Рогелона в Донецке. В хостеле в центре Донецка жило много фрилансеров, как я, и все были без бронежилетов, без денег на безопасность, как и я. И были такие ситуации, что мы не знали – что безопасно, что опасно, что можно делать, это правда", - рассказал Гого.

С погибшим Рокелли он не встречался, как и с обвиняемым Маркивым. "Я не знаю ни итальянского фотографа, ни украинского солдата. Я их не встречал. Знаю только французского фотографа Уильяма Рогелона, какая у него была мотивация для приезда в Донецк. И я написал такой пост в твитер, потому что видел, что Уильям сказал во французских СМИ и в своем фейсбуке, что это решение суда было будто победа свободной прессы. Я думаю, что эта ситуация нечестная. Я не видел, что происходило, но знаю, что Уильям был, как и мы, без опыта, и он не знал, что происходит в Славянске. Мы ему сказали, что там очень опасно работать. А он говорил: "Я хочу на войну, хочу посмотреть войну, хочу фотографировать это". И ему этот репортаж никто не заказывал из СМИ, он просто хотел посмотреть на войну. Мы тоже были фрилансерами, но у нас есть этика, мы не можем пойти в зону боевого конфликта, а потом пойти в полицию своей страны и заявить, что там на войне убили кого-то", - рассказал француз.

Фотогалерея Украинцы пикетируют консульство Италии в Нью-Йорке через заключение Маркива (3 фото)

"Я не знаю этого украинского солдата, но я понимаю, что он будет в тюрьме 24 года, и я не знаю, совершил ли он что-то плохое. Но я знаю контекст, знаю почему французский фотограф уехал на войну, что он там искал. И все мои коллеги были очень удивлены увидеть, как он вернулся во Францию, и пошел во французскую полицию и заявил, что где-то там, на востоке Украины, был обстрел, и они должны его расследовать. В то время обстрелы были отовсюду", - уточнил Гого. "Я не знаю точно. Думаю, он был настолько шокирован увиденным на войне, что хотел хоть какого-то правосудия в отношении этого всего. Я не понимаю только, как он смог обвинить именно этого солдата – этому нет объяснения, нет доказательств. Для меня реакция Уильяма – это более шоковое состояние и стремление не оставить безнаказанным убийство. Но, я не знаю, хороший или плохой парень этот украинский солдат, но мы знаем, что он в тюрьме и без причин", - отметил корреспондент.

Для Гого является странной и уверенность, с которой коллега обвиняет украинца в убийстве. "Насколько я понимаю, расследование не было проведено должным образом, его не проводили в Украине. Я помню, когда мы жили в Донецке, мы вообще не понимали, кто с кем бьется – где украинская армия, где сепаратисты – было вообще непонятно, что происходит. Он до этого не был в Славянске, это была его первая поездка. Когда все произошло, он звонил мне, говорил: "Поль, кто-то стрелял в нашу машину, итальянец, кажется, умер, но я не уверен". Он не мог сказать, откуда стреляли,  он понятия не имел, где сам находится, своих координат", - пояснил журналист.

Почему Рогелон обвинил конкретного украинского солдата из сотен других – для Гого невдомек. "На этот вопрос и у меня ответа нет, я сам его задаю. И вообще в тот момент все мы, фрилансеры, решили оставаться в Донецке и не ехать в Славянск, потому что знали, что там очень-очень опасно. Я знал, что мне никто там не обеспечит безопасности, там невозможно будет работать. И мы все знали, что там творится полнейший бардак – отовсюду обстрелы, хаотичные перемещения солдат, все бесконтрольно. Ночью, когда мы узнали, что произошло, было много разговоров среди нас, фрилансеров, потому что мы были очень злые из-за этой ситуации, когда узнали, что итальянский фотограф умер. Мы были злые и было очень грустно, но мы не могли понять, почему они туда пошли. А потом мы смотрели российское телевидение в Донецке и увидели Уильяма, который обвинил украинскую армию в обстреле, и он рассказывал это российским журналистам с такой уверенностью, что снаряд прилетел с украинской стороны, но он не мог этого знать", - пояснил журналист.

По его мнению, вокруг этого дела очень много пропаганды, но настоящие журналисты должны уважать правила и оперировать доказательствами. "Думаю, мы просто не можем сказать наверняка – этот солдат убил, и все. Думаю, если бы можно было сказать наверняка, что убил вот этот украинский солдат, или вот этот сепаратист, то мы, те кто там работали, это бы знали", - сказал он. Гого не понимает суровости решения итальянского суда в отношении Маркива. "Не имею понятия. Возможно, они считают, что это действительно правильное решение. Потому что знаю, что есть союз журналистов, который очень боролся за такое решение. И это можно понять. Но невозможно понять, почему не было проведено настоящее расследование в Украине, почему не были опрошены люди, как я, как все мы, кто работали тогда фрилансерами. Например, одна моя французская коллега, имени которой я не буду называть, помогла Уильяму выехать с Донбасса. Потом французская полиция звонила ей и опрашивала, что произошло, и были очень скептичны относительно дела, которое Уильям требовал расследовать – мол, мы не можем проводить расследования в другой стране, где война", - рассказал он.

По словам Гого, многие журналисты убеждены в том, что вина Маркива не доказана. "Да, мы много об этом говорили. Все были шокированы и не понимали. Тем более мы видели, что Уильям пишет в Интернете, и были шокированы – он пишет о свободе прессы, правах журналистов, но для меня это полное поражение журналистов, потому что ехать в такую опасность без редакционного задания, просто так, показывает, что он не имел профессионализма, он не понимал, где украинские военные, где сепаратисты, где простые люди и все остальное, не мог объясниться даже на английском. Как мы потом поняли, он на тот момент сделал один репортаж из Сирии и приехал на Донбасс – тоже смотреть на войну. Он просто сказал – в Донецке скучно, я поеду в Славянск. И там произошло то, что произошло", - констатировал француз.

Жена Виталия Маркива Диана рассказала, что приезжать к нему на суды ей запретил сам муж – из-за волнения за безопасность женщины. Поэтому они общались в письмах, а раз в неделю могли поговорить по телефону. "В течение месяца говорил, что готовься, может быть такое решение", - говорит она. Со слов Дианы, Виталий воспринял приговор спокойно, потому что увидел – Украина вместе с ним. Поэтому он готов продолжать бороться, а что шансы услышать другой приговор есть – уверен и посол в Италии Евгений Перелыгин. "Были, даже недавно, такие случаи, когда иностранных граждан осуждали за так сказать убийство на территории Италии, но потом, когда апелляционный суд изучал исключительно юридические моменты дела, он отменял решения первичных судов и освобождал иностранных граждан", - пояснил дипломат.

Корреспондент ТСН Александр Романюк

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции