Перейти к содержанию
Годовщина встречи Зеленского и Путина: что мы потеряли и достигли по дороге к миру на Донбассе
ТСН.ua
  • Количество комментариев 10
  • Количество просмотров 3823

Через год после Нормандского саммита, кроме «формулы Штайнмайера», мы почти попали в еще одну ловушку Кремля — прямой диалог с боевиками и марионетками Кремля в ОРДЛО.

В среду, 9 декабря, исполняется ровно год со дня первой встречи Владимира Зеленского с Владимиром Путиным в рамках Нормандского формата в Париже. Подходит к концу также и год, который Зеленский установил для прорыва и прогресса Нормандского и Минского форматов, иначе — план «Б». За это время было много зрад и мало побед. К последним можно отнести разморозку работы Нормандского формата, обмен пленными, который сейчас заблокирован, и самое продолжительное за время войны с Россией перемирие, которое, к сожалению, нарушается. Но глобально к установлению мира на Донбассе и решения конфликта на приемлемых для Украины условиях мы так и не продвинулись. И главная причина — это нежелание России закончить войну, а не попытка увидеть в глазах Путина зернышки мира.

В первой части большой статьи ТСН.ua подводит итоги нашего пути к миру, оценивает попытки кабинета Зеленского пойти на уступки России и прогнозирует дальнейшее развитие событий. Во второй части читайте комментарии экспертов и первого президента независимой Украины, руководителя украинской делегации в ТКГ Леонида Кравчука.

Просто прекратить стрелять

На президента Владимира Зеленского, который на выборах-2019, без преувеличения, объединил Восток и Запад страны, возлагали очень большие надежды на урегулирование войны с Россией. Со своей стороны, на этапе предвыборной кампании, да и после нее, он делал очень дружественные заявления в адрес России, которые встречали огромную критику внутри Украины. «Просто прекратить стрелять», «вглядеться в глаза Путина» — эти фразы, вырванные из контекста, стали мемами. Но надо заметить, что в команде Зеленского действительно бытовало мнение, что Владимир Путин не хотел говорить именно с Петром Порошенко, потому что он в Украине олицетворял «партию войны».

Некоторое смягчение риторики на определенном этапе действительно сработало — в конце прошлого года был «разморожен» Нормандский формат на высшем уровне. Лидеры Германии, Франции, Украины и России 9 декабря 2019 года впервые с 2016-го встретились в Париже. Автор этих строк была на этом саммите. Тогда это действительно воспринималось всеми участниками переговоров, как прорыв. В то же время в Киеве все со страхом ожидали результатов парижской встречи, опасаясь, что Зеленский сдаст Украину. Однако на итоговой пресс конференции в Елисейском дворце Владимир Зеленский четко проартикулировал красные линии (контроль Украины над границей, «нет» особому статусу Донбасса в Конституции), которые ни в коем случае не перейдет Киев.

Однако не стоит забывать, что предпосылкой этой встречи было согласие Украины на «формулу Штайнмайера». Это механизм вступления в силу закона об особом статусе Донбасса после местных выборов в ОРДЛО. Формула «родилась» во время встречи «нормандской четверки» в Париже 2015 года. Говорил о ней, кстати, и Петр Порошенко на последнем своем Нормандском саммите 2016 года в Берлине.

Больше зрад, чем побед?

Есть как минимум пять ловушек, которые Кремль расставил для Украины в мирном урегулировании войны на Донбассе: прямой диалог с боевиками и марионетками Кремля в ОРДЛО (чтобы на международной арене представить, войну как гражданскую внутри самой Украины) особый статус Донбасса в Конституции с правом вето на внешнеполитические движения Киева; собственно, «формула Штайнмайера»; сначала выборы на Донбассе, а уже потом контроль над границей; и миротворцы только на линии разграничения.

И за этот год после Нормандского саммита, после «формулы Штайнмайера», мы почти попали именно в первую ловушку. На заседании ТКГ 11 марта этого года было согласовано «введение Консультативного совета» (такую формулировку предоставил ОПУ). Именно такое решение подписали председатель Офиса президента Украины Андрей Ермак и заместитель российской администрации президента Дмитрий Козак, который принял кураторство в Кремле по украинскому и молдавскому досье у Владислава Суркова — архитектора аннексии Крыма и дальнейшей оккупации Донбасса.

Это был беспрецедентный документ, так как ни Ермак, ни Козак не имели соответствующих юридических полномочий и директив его подписывать. Если бы этот документ был воплощен в жизнь, это фактически означало бы осуществление давней мечты Путина — прямого диалога Киева с боевиками и марионетками России в ОРДЛО. Тогда же, напомним, была создана и Национальная платформа примирения и единства, которую продвигал актер, телеведущий, продюсер и бывший внештатный советник секретаря СНБО Сергей Сивохо. Однако этим намерениям не суждено было воплотиться в жизнь.

Где мы сейчас?

Эксперты, с которыми пообщался ТСН.ua, и мысли которых представлены ниже, сходятся во мнении, что глобальной зрады за этот год все же не произошло. Но и видимых побед нет. Да, за каденцию Владимира Зеленского произошло несколько знаковых обменов пленными. Но сейчас этот процесс заблокирован. То же самое и с режимом тишины, который продолжает нарушаться.

Очевидно, что второй встречи с Путиным в обозримом будущем Зеленскому ожидать не стоит. Российский президент очень умело использовал заявления украинского визави о дедлайнах на прорыв в Нормандском и Минском форматах. И внутри Украины Зеленский попал в свою же ловушку, что подтверждают и социологические опросы. Так, по данным Центра Разумкова, 44,8% граждан одобряют необходимость прямого диалога Зеленского с Путиным. Однако, с другой стороны, почти 50% опрошенных готовы поддержать вариант де-факто изоляции ОРДЛО.

Видео "Нормандский формат" сдвинулся с мертвой точки - впечатления политиков и экспертов

Итоги встречи в "нормандском формате" живо обсуждают и в Европе, и в России. Но, пожалуй, больше ее комментируют именно в Украине. Оценки различаются, однако большинство политиков и экспертов сходятся во мнении, что прорыва на саммите в Париже не произошло, но и больших уступок со стороны Украины до нарушения национальных интересов тоже.  

"Нормандский формат" сдвинулся с мертвой точки - впечатления политиков и экспертов