Ходит обнаженная, зажигает костер и балуется с газом: на Киевщине неуравновешенная женщина держит в страхе весь подъезд дома

Ходит обнаженная, зажигает костер и балуется с газом: на Киевщине неуравновешенная женщина держит в страхе весь подъезд дома

Дата публикации
Ходит обнаженная, зажигает костер и балуется с газом: на Киевщине неуравновешенная женщина держит в страхе весь подъезд дома

ТСН

Однако cправиться с ней не могут никакие правоохранительные службы.

На Киевщине соседка играется с газом и грозит взорвать весь подъезд, однако управы на нее почти нет. Пока она действительно это сделает и будут реальные жертвы. Звучит абсурдно. Но это - так.

Об этом говорится в сюжете ТСН.Тиждень.

Когда в доме стоит убийственный смрад, квартира соседа превращается в зловонную свалку хлама или в приют для животных или в проходной двор, то есть хостел. А еще сумасшедший над вами играется с газом возникает только один вопрос – как жить другим.

Однажды полицейские прибыли на вызов соседей жительницы Белой Церкви. Она подожгла свой диван и ждала пока загорится квартира, чтобы умереть так. За всем этим наблюдает маленькая девочка, заслоняя лицо рукой. Пожар в малосемейке Белой Церкви произошел 3 недели назад. И этот поджог раздул соседский конфликт, который длится здесь почти год, еще сильнее.

Соседские войны: как отчаянная баба Галя держит в страхе всех жителей многоэтажки

Соседские войны: как отчаянная баба Галя держит в страхе всех жителей многоэтажки

"Перед тем как она подожгла, она у нас на 4 этаже под квартирами лежала голая. Ее соседи вытащили", - рассказывает соседка Валентина Гармаш.

"Она же и пьет, и курит. Сама себе горя не сделает, а людям то очень хорошее", - отмечает еще одна соседка.

Мы идем к женщине, которая всех держит в страхе. Дверь без замка, открыта. Съемочную группу встречает тяжелый затхлый воздух и горький разговор.

"Я ничего не ела 5 дней. Принесут бомжи водку, выпью и все, и лежу. Если бы мне дали бы, я бы поела. Это же денег стоит", - объясняет Галина Пиддубняк.

Она рассказывает, как страдает от одиночества: дочь на реабилитации, сын отказался от матери. Ей только 50 лет. Но во дворе ее все зовут баба Галя. Квартира сожжена. Под диваном – гора окурков. Живет без газа. Его отрезали за долги. Соседи вздыхают с облегчением. По крайней мере, теперь не взорвет дом.

"Я никого ничего не сжигала. Я спала. Опустила сигарету и зажглась", - говорит она.

У женщины начинается приступ агрессии. А у пожилых супругов по ту сторону стены - сердечные приступы, когда рассказывают мне, что пережили за последний год. Говорят: соседка выпивала и раньше, но такой опасной не была никогда.

"Идем, а она: "Тетя Аллочка, свари мне супчик. И вот вам даю две свеклы". Иду варю, а утром этот весь суп вылит мне под порог. А свекла на дверной ручке. Мочится всю ночь на ведро, а потом нам это ведро под дверь. Я все молча забираю. Но все это действует на нервы", - рассказывает Алла Пиддубняк.

И пожилые супруги, и Галя-соседка имеют одинаковую фамилию - Пиддубняк. Такая ирония судьбы. И соседская война между однофамильцами свелась к личным разборкам, до которых никому нет дела. Чем дальше живут от Гали соседи – то равнодушнее их ответы.

Как спасти весь дом от взрывных последствий - спросили у полиции, юриста и психиатра. Ответ ошеломил, потому что в нашей стране для того, чтобы начать следствие, надо, чтобы дом действительно взорвался, или жертву уже убили.

"Правоохранители не очень любят такие дела расследовать. Когда лицо, например, не успело совершить преступление, а только покушение на совершение преступления. Нет пострадавших и есть возможность не расследовать такие дела", - объясняет юрист Виталий Собкович.

К тому же закон о психиатрической помощи несколько лет назад изменили. Права людей с психическими нарушениями стали более защищенными. Их не могут принудительно упечь в больницу, даже если они опасны для окружающих.

"Он себя режет, ночью с ножом ходит по дому, поджигает себя. А что делать? Приехала бригада, госпитализировала такого человека, он на следующий день говорит: я не хочу лечиться – врач-психиатр видит, что этот человек болен. Но по закону мы его должны отпустить", - подчеркивает врач-психиатр Владислав Сова.

А то, что Галя, и такие как она – психически больные, еще следует доказать. Если нет родственников и опекуна, по согласию которых человека можно госпитализировать принудительно, соседям надо на каждый такой случай вызывать полицию. Для фиксации лучше снимать видео таких инцидентов, писать обращения в органы опеки – чем больше, тем лучше. И вот тогда попечительский совет города может обратиться в суд, который принимает решение о принудительном лечении. На это уйдут месяцы, но это единственный законный выход, говорят в полиции.

"Говорить, что она неподсудная нельзя, она просто стоит на учете у нарколога. Эти протоколы, которые мы составляли, мы отправляли в суд, но она не появлялась. Поэтому сейчас правоохранители подготовили докладные записки в городской совет, в мэрию, а также в соцслужбу, чтобы они обратили на нее внимание. Надо общими усилиями помочь ей попасть в больницу, чтобы ее вылечили", - подчеркивает пресс-секретарь главного управления Нацполиции в Киевской области Николай Жукович.

И такие соседские войны это не только моральные страдания соседей, но и довольно дорогая вещь. Только один вызов экстренных служб, куда входят полиция, скорая и пожарные, стоит тысячу гривен. Это если ничего не гасить и никого не спасать. В этот двор они приезжали 100 раз только за последний год. 50 из них – ложные вызовы самой Гали. Только на этот инцидент ушло 100 000 гривен. А по Украине таких - тысячи.

А Галя тем временем идет домой. Пошатываясь, с новой бутылкой в пакете, она растворяется в темном подъезде. И теперь каждый сосед боится подумать: чего ждать от нее этой ночью? И проснутся ли они завтра.

Наталья Ярмола

Следующая публикация