Пасечники жалуются на рекордный мор пчел, а отравленный мед попадает на полки супермаркетов

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей

Аграрии отвергают обвинения в том, что обрабатывают поля недозволенными инсектоцидами.

Такого количества убитых пчелиных семей, как в этом году, пчеловоды даже не помнят. Обвиняют в своей беде аграриев, которые опрыскивают поля запрещенным в цивилизованном мире ядом. Те открещиваются, что ничего плохого не делали. Но европейский рынок, на который так трудно пробивались наши фермеры с украинским медом, может закрыться, а казна не досчитаться валюты, потому что мед от пчел, что выжили, наевшись химии, также отравлен, говорится в сюжете ТСН.Тиждень.

Беда фермеров и пчеловодов - это еще не все, ведь отбракованный европейцами мед от больных пчел уже попадает на наши прилавки.

Одесская область, Полтавщина, Волынь, Подолье - в последние годы горы мертвых медоносных пчел растут по всей Украине.

"То, что творится сейчас, в начале 2019 года, массовая гибель пчел пошла - это действительно сегодня катастрофа", - говорит экспортер меда Валентин Паньковский.

Катастрофа - это именно то слово, которое описывает ситуацию на нашей планете и в Украине в частности. И не только сам мед, украинская доля которого на мировом рынке до сих пор все время била рекорды. Просто одной из теорий гибели нашей цивилизации является исчезновение пчел. Не будет их - не будет опыления, не будет опыления - не будет плодов, не будет плодов - будет голод, и что самое важное, будет разорвана цепь рождения новых растений, после чего - вымирание. И самое страшное, что убийцами пчел стали те, кто до сих пор считался крупнейшим их союзником - фермеры.

Видео "Полевая кухня" отправилась в Хмельницкую область, где недавно погибли несколько сотен пчелиных семей

Такого количества убитых пчелиных семей, как в этом году - пчеловоды даже не вспоминают. Обвиняют в своей беде аграриев, которые окропляют поля запрещенной в цивилизованном мире ядом. Те открещиваются: ничего плохого не делали. Как спасти пчел - поехал выяснять Константин Грубич со своей "Полевой кухней".  

"Полевая кухня" отправилась в Хмельницкую область, где недавно погибли несколько сотен пчелиных семей

В Славуте Хмельницкой области, куда направился ТСН.Тиждень, недавно погибли несколько сотен пчелосемей. Недавно такая же беда накрыла пасеки ближнего Изяславского района и соседней Ровенщины.

"В Славутском районе пасека, и нас агрофирмы травят. Оно по всей Украине, и очень многие пасечники не знают, что делать", - говорят местные жители.

В селе Шевченко, что за 10 километров от Славуты держит пасеку мужчина, который пожаловался на гибель своих пчел.

"Сейчас они вообще какие-то после того, как обработали эти поля, неадекватные. Открою улей, то такое - все падают", - рассказывает пасечник Андрей Данилюк.

После посевной пасечник не досчитался 40 пчелосемей. В прошлом году в Изяславском районе его коллеги пострадали больше. Николай Подзигун потерял тогда почти 200 пчелосемей. Весь гнев пасечников обращен на аграриев. Те, мол, защищают свои посевы, но вредят окружающей среде. Никаких компенсаций за это пчеловоды не получили.

Пасечники из Шевченко, Миньковца и Перемышля подали пробы погибших насекомых и почвы и семян растений с соседних полей в лаборатории. После весенней пчелиной напасти Данилюк объединился с друзьями по несчастью из разных сел района в союз пчеловодов.

Мощная агрокомпания, что арендует земли вокруг сел с мертвыми пчелами, утверждает, что обрабатывает посеянную здесь сою только разрешенными средствами. Аграрии уверяют, что их химия безопасна для насекомых и людей, потому что в ней нет инсектицидов, которые губительны для теплокровных.

"То есть, если пчелы гибнут, это может быть лишь одна причина - это использование наземным транспортом или авиатранспортом инсектицидов", - утверждает руководитель проектов агрокомпании Валентин Демьяненко.

Другими словами, агрокомпания называет себя невиновной, а пчелы, которые могут преодолевать расстояние до пяти километров, видимо, отравились где-то от других сельхозпроизводителей. Но не только пчелам в этой местности плохо, страдают и деревья, и люди.

За двором Людмилы Полищук уже поле с соей. Не за 300 положенных по закону метров, а вплотную к забору. В колодце во дворе вода воняет – люди утверждают, что химия с полей отравляет воду и через нее все вокруг. Аграрии, не мигнув глазом, говорят, что селяне для них - партнеры.

"Заинтересованы сотрудничеством с народом, поскольку именно люди, жители села, является источником возможной нашей прибыли, поскольку они дают собственные земли для обработки", - говорит юрист агрокомпании Сергей Лукьянчук.

"Можем расторгнуть договор с ними, но они нам такие штрафные санкции ставят, что мы не в состоянии их оплатить", - делится селянка Людмила Полищук.

На самом же деле до взаимопонимания с бизнесом еще далеко. Даже с доказательством применения аграриями пестицидов, к компенсации длительный путь. Андрей Данилюк уже после нашего отъезда вдогонку прислал журналистам ТСН.Тиждень результаты лабораторных исследований Киевского института экогигиены и токсикологии. И в посевных семенах сои с соседнего поля обнаружено три вида пестицидов. Они вполне совпадают с остатками яда в подморе пчел.

В частности, пестицид инсектицидного действия фипронил с пасеки Данилюка превышал смертельную для насекомых дозу в 15 раз. Но даже имея на руках доказательства внесенного в землю яда, пчеловоду Данилюку агрокомпания не спешит покрыть нанесенные убытки. Там усомнились в объективности анализов. Возмущенные пчеловоды требуют новых радикальных законов.

"Надо, чтобы была уголовная ответственность, я не бегал и не он, потому что это гражданско-правовые отношения, собираю доказательства я, а это должно государство", - говорит пасечник Николай Подзигун.

Проблема касается не только пасечников и аграриев, но и далеких от села горожан. Пчелы погибли, но не сразу и не все. Они успели принести в ульи отравлен химией мед. И будьте уверены, говорит один из крупнейших экспортеров страны Валентин Паньковский, на экспорт эта сладкая отрава не попадет. Только на проверку качества сырья, что едет в Европу, Валентин тратит ежегодно почти миллион долларов. Там не примут мед с антибиотиками или пестицидами.

"На экспорт попадает чистый мед. А этот мед, что возвращается к пасечнику, его же пасечник не съедает же. Может какую-то часть на самогон перегонит, а большая часть реализуется на базаре, и даже в торговых сетях", - предупреждает Паньковский.

Очевидно, что назрела необходимость государственного урегулирования интересов пчеловодов, селян и агропроизводителей. Первое, что нужно запомнить: спасать пасеку из беды, при нынешних законах, придется хозяину. И первый шаг - фиксирование преступления, формирование комиссии из всех заинтересованных лиц, отбор проб с пасеки и поля – эти действия надо осуществить немедленно после бедствия. А вот дальше – организация действенного союза пчеловодов, защита своих интересов на законодательном уровне и внесение в закон нормы об уголовной ответственности сельхозпроизводителей за отравление пчел, а тем самым и людей.

"Везде в цивилизованном мире это выглядело, что проще пареной репы, это мирное сосуществование аграриев с пасечниками. Но то ли у нас аграрии не такие, не получается", - жалуется экспортер.

При рациональном подходе в выигрыше останутся и пасечники, и аграрии.

Корреспондент ТСН.Тиждень Константин Грубич

Оставьте свой комментарий

Выбор редакции