Побои, угрозы и депрессия: беременная женщина рассказала об отношениях с уже уволенным топ-чиновником "Укрзализныци"

Дата публикации
Поделиться:
WhatsApp
Viber
Побои, угрозы и депрессия: беременная женщина рассказала об отношениях с уже уволенным топ-чиновником "Укрзализныци"

Они познакомились в январе прошлого года, в начале февраля сходили на свидание и от марта прошлого года начали жить вместе.

Во вторник, 26 мая, "Укрзализныця" сообщила, что уволила с работы директора по бизнесу Андрея Рязанцева. Правление общества отметило, что "все сотрудники компании должны соблюдать кодекс этики и семейных ценностей". Других подробностей причин увольнения там не предоставили. Оказалось, что причиной увольнения стало обнародованное в Интернете домашнее видео, на котором Рязанцев бьет свою сожительницу. ТСН удалось ее разыскать и пообщаться.

24-летняя Наталья Ночвай прожила с на 20 лет старше себя Андреем Рязанцевым год в гражданском браке. Познакомились в январе прошлого года, в начале февраля сходили на свидание и с марта прошлого года начали жить вместе. Официально он остается женатым на другой, но предлагал руку и сердце и Натальи. Сейчас Наталья беременна от уволенного чиновника.

Об истории своих отношений, постоянных избиениях, которые сменялись огромными букетами цветов и подарками, угрозами и клинической депрессий Наталия Ночвай рассказала в интервью ТСН:

5 марта он впервые поднял на меня руку. Месяц мы встречались, все было прекрасно, я согласилась жить вместе. Потом он впервые поднял на меня руку – из-за ревности: он приревновал меня к моему бывшему парню. Ударил по лицу. Я думала, что просто очень ревнивый.

Он заставил меня уволиться с работы – я работала личным помощником в компании – и полностью ограничил мою свободу. Он контролировал мои звонки, закрыл меня в квартире, я не имела возможности покидать квартиру – ключ был у него. И за две недели после того, как мы начали жить вместе, я узнаю, что человек употребляет наркотики – кокаин, еще и запивает это виски.

Потом у него начались приступы агрессии просто безумные. Доходило до того, что мы могли сидеть в ресторане каком-то и он говорит: "Твои глаза должны смотреть вниз, в пол, ни на кого ты не можешь смотреть - либо на меня, либо в пол". Если я крутилась и смотрела на что-то интересное, дома я получала удар в голову.

Первая серьезная травма произошла накануне Пасхи в прошлом году, когда он просто бил меня по голове, я упала на пол и он начал меня дальше бить. У меня была большая гематома на лице. И он мне сказал: "Самолет взлетел, ты уже никуда не денешься, я тебя никуда не отпущу".

Он сначала бил, а потом проявлял большую заботу – цветы корзинами, прощения, говорил, что это все наркотики. Я влюбилась, у меня как зависимость была эмоциональная – я думала, вылечу человека и исправлю. Избиения бывали раз в две-три недели. Однажды так бил ногами, что скорая зафиксировала у меня переломы нескольких ребер, сотрясение мозга и снова гематома на лице.

В мае прошлого года об этом узнали мои родители и приехали меня забирать из Киева. Он использовал свое служебное положение и моего папу задержали на вокзале, чтобы мы никуда не поехали. Папу проверяла военизированная охрана железной дороги, якобы он террорист из Луганской области. Мы все равно поехали. Но он снова извинялся, обещал исправиться, говорил, что любит, и я вернулась. За этот год я раз 10 убегала от него к родителям.

27 сентября когда я кричала "Спасите!" на балконе, соседи вызвали полицию, но он им не открыл. Потом приехал другой патруль, дверь он не открыл. Я просила открыть, отпустить меня и разойтись нормально. Но он дождался, пока приедет КОРД для штурма, собирались пилить двери. Уже тогда ему друг, который был снаружи, написал, что надо открывать, потому что выхода нет. Он открыл, и я сказала, что у нас все нормально, никто меня не трогал. Нам выписали административный штраф на двоих.

Я думала, если я просто уйду от него, все закончится. Я беременна от него, он подделал тест ДНК, что якобы ребенок не от него. Я уехала к родителям в Золотое, ничего от него не просила, ничего не говорила, но раз за разом появлялись какие-то люди, которые подходили и говорили мне: "Тебе привет от Андрея". Я не знала, что у человека вообще в голове сегодня – он меня просто побьет, или вообще кислотой обольет. Я боюсь за свою жизнь и за жизнь своего ребенка. Сейчас, когда я беременна, это психологическое давление для меня особенно тяжело.

Я узнала, что я беременна, 15 января, а 22 февраля он был в этой квартире, где мы разговариваем, разбил стеклянные двери и избил меня кулаком в живот.

Сейчас я подала заявление в полицию – о всем, что происходило, а также о том, что мне поступают угрозы, что меня сейчас травят в Сети, выставляют мои фото интимного характера, пишут, что вся семья моя больная на коронавирус, чтобы их все начали шарахаться.

Он мне присылает сообщение о том, что жить мне осталось до сентября, когда я должна родить ребенка. Пишет мне: "Тик-так, тик-так", мол дни мои сочтены.

После побоев всегда были уговоры и психологическое давление одновременно. Он уверил меня, что так как он, меня никто любить не будет, что я никому больше не нужна. И то угрозами, то замечательным отношением – когда по две недели он меня не трогал, занимался, ходили по ресторанам и так далее. Я в этих отношениях впала в депрессию – у меня есть медицинское заключение, что я имею депрессию высшей степени. Я начала принимать антидепрессанты.

Следующая публикация