Проверка украинского меда: насколько безопасен пчелиный нектар и почему Европа бракует каждую четвертую бочку с Украины

Дата публикации
Проверка украинского меда: насколько безопасен пчелиный нектар и почему Европа бракует каждую четвертую бочку с Украины

Freepik

Было проверено 29 банок меда разных производителей.

Мед мы - украинцы едим килограммами. И кормим им едва ли не всю планету. Украина входит в пятерку топ-экспортеров мира. За границу отправляем самое лучшее, то есть то, что прошло все этапы проверок мировых лабораторий.

А что же остается нам – медовой стране? Акция "Стоп Фальсификат. Мед", которую мы совместно с чиновниками и общественными активистами начали месяц назад, показала: как много дегтя добавляют в наши банки меда. Точнее - сиропы и антибиотики, говорится в сюжете ТСН.Тиждень.

Проверка украинского меда: обнаружили ли фальсификат и где найти натуральный продукт

Проверка украинского меда: обнаружили ли фальсификат и где найти натуральный продукт

Люди придумали тысячи сравнений для этого бесценного дара природы. Трудно даже представить, есть ли еще что-то натуральнее этого нектара. Рецепт и технология его появления на свет неизменны тысячи лет. Между тем, что у вас в банке на столе и живыми цветами - только неутомимая пчелка. И вот тут вас ждет ловушка. Как немыслимо это звучит, но именно этот натур продукт входит в мировую тройку подделок – после масла и молока.

Четверть всего нашего медового экспорта не проходит европейских стандартов. Каждая четвертая бочка меда - брак, который не будет есть никто. Никто за рубежом. Ибо все то, что назвали хламом, не уничтожается. Вы уже догадались - это самое оно, вероятно, стоит на вашем столе. Или смотрит на вас с полок супермаркетов или рынков.

В Днепре еще лежит снег. Потому что на медосбор мы выходили месяц назад. Огромный рекламный баннер так и кричит: ешьте больше меда. Еще и акция. Поэтому, именно на эту ярмарку председатель организации "Контроль защиты прав потребителей" Владислава Миронова идет за первыми закупами. Мед, собранный с Мелитопольского лесничества, у Александра прямо выхватывают из рук. Трехлитровыми банками. Здесь выбор как в аптеке, от любых недугов: и нервную систему укрепляет, и сосуды.

Харьковские медовики не менее умело рекламируют свой мед нашей Анне Бурце, - консультанту продовольственной организации ООН. Этот подозрительно затвердевший как для липеца, поэтому его и берем на экспертизу.

Еще покупаем мед органический. То, что он органический, решила продавщица. Все, что остается нам, поверить ей на слово. И, конечно, это слово проверить. Когда тут слышат про проверку, еще и в немецкой лаборатории, начинают откровенно нервничать.

Наша с Ольгой Трофимцевой цель – меды из супермаркетов. Она бывшая руководительница Минагрополитики. Пчеловодам на базарах на слово не верит, больше доверяет тем, кто имеет сертификаты и маркирует свой продукт. По крайней мере потому, что такие меды проходят даже элементарные проверки.

"Все, что продается на стихийных рынках, эта продукция не проходит никакого контроля, к сожалению. Вообще не проходит никакого контроля", - говорит она.

В магазинах собираем в основном акацию, потому что мед этот дефицитный, к тому же долго сохраняется в жидком состоянии. А это потребителям нравится. Мед с наивысшей ценой подделывают больше всего.

Весь мед, все эксперты пакуют в специальные сейф-пакеты, чтобы никто ничего не подменил. Вложим туда чеки или визитки пчеловодов. Они понадобятся для проверок Госпродпотребслужбы. Потом.

А пока Львов. Последний пункт медосбора. Прямую трансляцию ведет общественная активистка Ольга Котехова.

"Хотим купить мед импортный, он не везде продается. Только в таких модных магазинах. Он очень дорогой", - говорит она.

Я бы сказала, что он золотой. 100 гривен за 100 граммов меда. Этот бразильский мед очень удивит исследователей в нашей лаборатории.

Меда мы набрали аж 29 образцов. Теперь все это надо разлить в наши баночки, и каждому дать номер. Чтобы не было никакой подмены, все непрерывно снимает камера. Закодированные образцы раскладываем в 4 коробки. Три для лабораторий. Одна – нам на случай споров.

На содержание антибиотиков наш мед проверили во Львовской лаборатории. На качество и безопасность в Киевской лаборатории института пчеловодства.

"Мы не можем говорить о фальсификации. Только с помощью немецкой лаборатории. Только они могут дать заключение, что это именно фальсификат", - объясняет заведующая лабораторией качества научного центра Института пчеловодства Людмила Лазарева.

Это действительно так. Есть лишь две лаборатории на всю Европу способны действительно исследовать качество того, что все называют медом. И мы договорились попасть в это высокотехнологичное и очень уважаемое на планете место.

Германия. Бремен. Этот город знают все медовики мира. Здесь расположена лаборатория с уникальными технологиями, которые легко рассекретят любого фальсификатора. И именно ученый скажет, что из привезенного целебный нектар, а что в рот лучше не брать.

Сами же немцы на проверки меда денег не жалеют. Потому что он здесь неотъемлемая часть обычного рациона. Утром – с тостами, вечером – к чаю. Здесь даже есть национальный медовый торт. Называется Биненштих, то есть "укус пчелы".

Аппетиты своих жителей немецкие пчеловоды не покрывают даже близко. Собственное производство до 30 тысяч тонн, импортируют аж в три раза больше - 90 тысяч тонн. Завозят со всего мира. Но Украина одна из главных немецких поставщиц этого нектара.

Европейцы тоннами скупают украинский мед, смешивают его с другими медами мира, и продают уже под своим брендом. И сейчас мы пойдем в супермаркеты поищем. Может, хоть где-то написано "сделано в Украине".

В каждой европейской банке меда, 30-40% украинского золота, - так говорят наши экспортеры. Но на всех меде, что попались мне на глаза, написано: мед европейского и не европейского происхождения, что в большинстве случаев означает - украинского.

Хайрие – помощница разработчика уникальной технологии по исследованию меда. Она везет нас в предместья Бремена, где и расположена лаборатория. Там уже исследовали наш мед.

Курт-Питер знает о каждую молекулу пчелиного нектара абсолютно все. Исследует их аж 20 лет. Ежедневно эта лаборатория принимает до 100 образцов меда со всего мира. Ибо беда с фальсификатом есть везде.

"Где-то 30% всех образцов приходит из Европы, преимущественно из таких стран как Италия, Испания, Португалия. Румыния, Венгрия, Польша, Украина. Также из Северной Америки и Азии", - говорит он.

Их здесь хранят в ярких боксах. Все пронумерованы, чтобы ничего не спутать. А вот и наша – украинская. Но каждую баночку все равно регистрируют под собственным кодом.

Эту лабораторию открыли 3 года назад чисто для исследования меда. Закупили оборудования на 2 миллиона евро. И это только базовое. Здесь легко справятся с классическим тестом на качество меда, найдут антибиотики или пестициды. Но уникальность методов доктора Курта-Питера в том, что он научился выявлять незаметные ранее сахарные добавки – сиропы, которыми по всему миру и разбавляют натуральный мед.

Из нашего образца под № 19 он берет на исследование лишь по одному грамму меда в две колбочки. Потому что каждый образец проверяется дважды.

Пидробники придумывают новые сиропы для подмешивания, неизвестные лабораториям. А он - новые способы их вычислить. В настоящее время знает как найти в меде аж 100 видов искусственных сиропов.

"Мед сделан из цветочных растений, а сироп – например, в Европе типичный сироп свекольный, это не цветок. Поэтому, это другое ботаническое происхождение", - объясняет доктор.

И к сожалению, исследование собранных нами образцов, продемонстрировало насколько этот уровень высок. Из 29 образцов – в 12 Курт-Питер нашел чужеродные сахара. И говорит: причин несколько.

"Эти результаты могут быть причиной загодовування пчел сахаром. Пасечник должен знать это. И знать как избегать этих примесей в меде. Другая причина – это преднамеренное примешивание сиропов чтобы получить больше меда. 5%, 10%, 20% чтобы увеличить прибыль", - отмечает Курт-Питер.

Но и это далеко не все. В украинской лаборатории результаты медэкспертизы показали: в большинстве образцов превышен содержимое оксиметилфурфуролу. Опасного канцерогена, который может вызвать рак. Его уровень растет, если мед разогревать выше 40 градусов. А нагревают его, чтобы не кристаллизовался. Тогда дешевле мед - подсолнечник или рапс - становится похожим на более дорогой текуч, к примеру, липовый.

И в некоторых образцах, как-вот в этом импортном бразильского происхождения - вообще не найдено пыльцы. Антибиотики, запрещенные как в Европе, так и в нас, львовская лаборатория обнаружила только в меде пасечников. У промышленников - нет.

В общем, ситуация с медом в Украине катастрофическая: из 29 образцов в 13 - мед не отвечает нормам качества и безопасности, в 5 есть антибиотики, в 12 - нашли сахарные сиропы. В некоторых образцах нашли все одновременно. Получается: лишь 7 баночек оказались натур продуктом, куда не вмешивалась человеческая рука.

Вот 7 банок производителей, которые не обманывают. Но так мы считали до тех пор, пока не присмотрелись к маркировке. На этикетках написано: мед акациевый. Заплатили мы за него как за акацию, но результаты экспертизы показали - это разнотравье, вдвое более дешевый сорт меда. То есть в итоге только один пасечник с харьковского рынка не обманывает потребителей.

На сахарной примесям попались одинаково, как крупные промышленники, так и пасечники, которые приторговывают на наших рынках. Государство никак не контролирует ни тех, ни других. И пока многотысячная армия пчеловодов не зарегистрируется, пока подобные акции не начнет делать Госпродпотребслужба, мы будем есть только то, что только называется медом.

Наталья Ярмола

Следующая публикация