Перейти к содержанию
Шахтерское детство: как дети батрачат на донецких копанках

Шахтерское детство: как дети батрачат на донецких копанках

ТСН-Тиждень наведалась к герою фильма о детском труде на копанках в Донецкой области чтобы выяснить, что в нем вымысел, а что - правда.

Старая шахта города Снежное на Донбассе стала известной на всю страну благодаря ленте о детском труде под названием "Копанка номер восемь", говорится в сюжете ТСН-Тиждень.

Ленту о детском труде на нелегальных донецких копанках, которую успели показать в 30-ти странах, внезапно вычеркнули из конкурсной программы Киевского фестиваля неигровых фильмов.

Инициатор запрета, достаточно известный украинский ко-продюсер картины Владимир Козырь пояснил, что этот фильм не соответствует жанру документального кино. "Он полностью является постановочным фильмом. И мы знаем об этом", - заверил Козырь.

Съемочная группа ТСН-Тиждень отправилась в Донецкую область, чтобы посмотреть своими глазами: что за выдумки показали зрителям во всем мире, и есть ли там правда.

Выживание маленького шахтера

В Снежном полное отсутствие дорог и полуразрушенные дома. Это типичная картинка умирающего шахтерского городка в Донецкой области. Здесь тотальная безработица, и чтобы выжить - кто-то идет воровать, а кто-то рискуя жизнью лезет в яму.

Куда ни бросишь взгляд - следы борьбы людей за выживание. Копанки в поле, на огороде, прямо на улице.

Еще совсем юный Юра Сиканов сегодня известный житель Снежного, которое находится всего в 70 км от Донецка.

Юра рассказывает, что мама пьет. Отчим, который уже отсидел в тюрьме 25 лет, тоже. Парень не понимает, почему фильм назвали постановочным, а его историю - выдуманной. Ведь его жизнью здесь, в Снежном, никого не удивишь.

"Есть люди, которые еще хуже живут. Вот, маленькие дети, совсем, ходили на огород за картошкой. Представляете, насколько хотели есть. А отец сидел в кустах и ждал пока ему принесут эту картошку", - говорит он.

Донбасская кормилица и убийца - копанка - просто у Юры во дворе. Ее он много месяцев пытается засыпать мусором. Его наивная детская мечта - засыпать все такие дыры в городке.

Юра уже давно не спускался под землю, пока перебивается случайными заработками. Но их не хватает, поэтому рано или поздно вопрос заработка вновь поставит его перед выбором. И выбор у него будет небольшой.

Черная цена

Общественный активист, издатель Игорь Абизов объясняет, что уголь из копанок - это неприбыльная часть бюджета, это живые деньги, большая часть взяток.

Игорь приводит расчеты: одна копанка выдает тридцать тонн угля, это 20-25 тысяч гривен в сутки, 700 тысяч в месяц.

Миллионы текут в карманы черных кардиналов Донбасса. Сотни тысяч откупных достаются правоохранителям и судьям. Тем, кто спускается в ямы, остаются крохи.

Но трудяги и им рады. Абизов добавляет, что закрыть копанки не проблема. А вот успокоить 15 тысяч человек плюс их семьи, которым не за что жить, это будет проблема.

Трудяга на копанке может заработать 8 тысяч гривен в месяц. Столько не зарабатывает менеджер среднего звена в Киеве.

Какой ценой достаются деньги, хорошо знает фотограф Александр Чекменев. Он держит в руках книгу фотографий, которые собирал 15 лет. Большинству героев книги уже нет в живых. Мужчина говорит, что история Юры из Снежного поражает, но она не уникальна.

Видео Старая шахта города Снежное на Донбассе стала известной на всю страну

Оставьте свой комментарий

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей