Перейти к содержанию
Вода в Крым: зачем полуострову Северо-Крымский канал и возможно ли возобновление водоснабжения

У экспертов вызывает серьезное беспокойство состояние канала на оккупированном полуострове.

Тем временем другая стихия - вода - или, точнее, ее отсутствие - в Крыму уже шестой год подряд не дает покоя оккупантам. Без материка, то есть без Украины, полуостров становится пустынной землей. Особенно за последний год.

Для Кремля почти сразу это стало не хозяйственной проблемой, а серьезной политической игрой. Но собирается ли в нее играть официальный Киев? Особенно после общественного резонанса, который вызвали высказывания и председателя фракции "Слуга народа" Давида Арахамии, и премьера Дениса Шмыгаля - о намерении "подумать на эту тему", говорится в сюжете ТСН.Тиждень.

Видео В каком состоянии Северо-Крымский канал и планирует ли Киев подавать воду на полуостров

Вода в Крыму уже шестой год подряд не дает покоя оккупантам. Без материка, то есть без Украины, полуостров становится пустынной землей. Для Кремля почти сразу это стало не хозяйственной проблемой, а серьезной политической игрой. Но собирается ли в нее играть официальный Киев - смотрите в сюжете.  

В каком состоянии Северо-Крымский канал и планирует ли Киев подавать воду на полуостров

Шестой год без днепровской воды. Еще несколько лет и Крым действительно станет таким, как был при советской России. Огромной соленой пустыней с жизнью вокруг военных баз.

Но если воду все же пустить по каналу? На что готов враг, чтобы утолить жажду? И действительно ли уже Киев готовится напоить днепровской водой украденный полуостров? Но даже если представить: останется ли живой ключевая артерия - Северо-Крымский канал?

"Канал переплывал в своей жизни каждое лето раз 30 туда-обратно. Я рос и жил возле него", - рассказывает бывший руководитель водного хозяйства и орошения Крыма Александр Лиев.

За несколько лет до оккупации он руководил всей водной хозяйкой полуострова. Александр Лиев знает, сколько ее надо. А, главное, откуда она берется? Как и знает, что с ней стало за шесть лет оккупации.

"В моем родном Армянске, на севере Крыма, мы воду всегда пили из крана. Самая вкусная вода в моей жизни. Сейчас ее пить нельзя. И мой родной город страдает от этой проблемы", - объясняет он.

И не только Армянска, но и весь север и центр Крыма. Земля, с которой жили и на которой жили десятки тысяч людей – становится пустыней. А вода - соленой.

"Во многих деревнях продаются дома за полторы тысячи долларов, которые до аннексии стоили 10-15 тысяч. Население более-менее молодое и трудоспособное выехало из этих районов", - отмечает Лиев.

Те, кто остаются - показывают, как в последние годы в Крыму выглядит самая большая ирригационная система Европы: "Канал зарос полностью. Все это ржавеет. Много кто говорит – этот канал уже не подлежит эксплуатации".

"Поэма о море". Романтическое название пропаганды. Этот фильм советская власть велела сделать Александру Довженко. Он умрет в первый день съемок... Ленту закончат без него. Стратегическая кинокартина о строительстве Каховской гидроэлектростанции войдет в историю. И уже отсюда начнется история Северо-Крымского канала.

То, без чего Крым остался бы малозаселенным и слабородючим. А даже сам замысел построить Северо-Крымский канал без Каховского моря был бы бессмысленным. Но бетоном и металлом, по которому потом пустят воду, Крым железобетонно присоединят к материковой Украины.

"Были переселены десятки населенных пунктов. Украина понесла огромные потери площадей пахотных земель", - говорит экс-представитель президента Украины в Крыму Борис Бабин.

Огромные потери - это еще мягко говоря. Около 400 тысяч гектаров. С ними под воду ушли сотни сел, тысячи человеческих домов. "Советы" утопили территорию - размером как два государства Люксембург. Все это - чтобы увлажнить в Крыму полупустынные земли, своей площадью почти в пять раз меньше затопленных плодородных полей на Херсонщине.

От этого там, где сейчас оккупированный Красноперекопск, впервые на полуостров хлынула днепровская вода по Северо-Крымскому каналу. За первой водой в канале - сразу тянулись и люди. Население быстро выросло вдвое. Воды стало столько, что на бывшей почти пустыни начал расти рис.

"Крым принимал по Северо-Крымскому каналу в год 1 миллиард 300/1 миллиард 500 кубов воды. Из которых 750 миллионов шли именно на рис. Наличие 30 тысяч гектаров рисовых чеков на севере Крыма обуславливает еще и экологическое состояние Крыма. Ибо вода, которая тратилась на рис, она фильтровалась в землю и в земле пополняла подземные реки и артезиани", - рассказывает Лиев.

И это была лишь первая очередь. Когда россияне захватили Крым, Украина еще должна была завершить третью и искать деньги на четвертую очередь. Но даже так Северо-Крымский канал имел статус крупнейшей ирригационной системы Европы. Длиной более 400 километров и с тысячей километров мелких артерий, он тянулся через весь Крым до Керчи.

И если уже завтра-послезавтра на рисовые поля Херсонщины доберется днепровская вода... То ни завтра, ни послезавтра этого не произойдет в Крыму. Оккупанты, как в фильме-катастрофе наблюдают, как пустыня возвращает себе все отобранное когда-то человеком.

"400 тысяч гектаров земли, на которых работало почти полмиллиона человек. То есть вместе с рисом это 430 тысяч гектаров. На которых работало чуть больше, чем 600 тысяч человек. Все это аграрная часть Крыма", - говорит Лиев.

Это означает, что сейчас снова становится пустыней все то, ради чего полвека назад навсегда похоронили под водой грандиозные масштабы плодородных земель Херсонщины. И такие последствия - только начало...

"Исчезло товарное животноводство. Есть определенные проблемы для заводов господина Ф., которые существуют в Северном Крыму. Крым вошел в пятилетку сухих времен. То есть первые пять лет аннексии были относительно водными. Поэтому было относительно много воды в водохранилищах в горах. И они оттуда перебрасывали воду на равнины. Как раз через Северо-Крымский канал. Сегодня воды нет в Крыму в горах. В этом году водохранилища пустые. Им нечего перебрасывать. Поэтому они так неистовствуют. Пошло засоление почв. Снизились водные грунты. Начинают сохнуть посадки. Начинает уничтожаться пахотный слой", - объясняет Борис Бабин.

Поэтому жаждущие оккупанты особенно прицеливаются сюда - украинский Таврийск на Херсонщине. В нескольких километрах именно то Каховское водохранилище. Туда, в примерно 100 километрах, аннексированный Крым. Ну, а уж тут – точно не ошибешься – начинается он, Северо-Крымский канал.

Вода подается и прямо сейчас. Необычно рано, из-за малоснежной зимы, сердце Северо-Крымского канала начало закачивать воду в свои артерии уже в начале марта. Но качает, правда... только для фермеров Херсонской области. Заявление нового премьера о том, что без воды страдают украинские граждане в Крыму - вызвало целый скандал и шквал обсуждения. Но профессиональный взгляд на эту проблему выглядит совсем иначе.

"Вот вода бежит. Каким образом ее можно разделить? Чтобы одна часть пошла на нужды людей. А другая – на нужды предприятий. Невозможно", - отмечает начальник управления Северо-Крымского канала Сергей Шевченко.

"Питьевые нужды в Крыму возможно удовлетворять без днепровской воды. Потому что собственной воды в Крыму примерно 200 миллионов кубов. А на питьевые нужды уходит примерно 100, 120 кубов. Единственное, например, наличие воды в Симферополе не свидетельствует о наличии воды в Первомайске. Поэтому эти переброски воды для оккупанта сейчас являются большой проблемой", - отмечает Лиев.

Проблемы врага - это наше преимущество. Но идея возобновления работы канала, если она уже прозвучала на таком уровне, вряд ли была случайной. Поэтому мой вопрос к руководителю этого тисячакилометрового монстра - простой. Если завтра поступит команда пустить воду - сколько кнопок надо нажать? И где они?

"Мы технологически не сможем подать воду в Крым. Не сможем, потому что здесь стоят два сигментных затвора. Высотой 6 и длиной 12 метров каждый. И каждый – по 12 тонн. Здесь нет подъемников. То есть электро-механического оборудования, которое поднимает затворы. Это и делает невозможным поднять затворы. И дальше мы увидим, что здесь стоят шандоры, которые тоже на случай аварийной ситуации заблокировали доступ воды. Каждая шандора – она 6 тонн. То есть они стоят наглухо", - отмечает начальник второго отделения управления Северо-Крымского канала Иван Биган.

Более того. Директор этой махины честно говорит: он не знает - жив или мертв крымский канал в самом Крыму. Ибо это лишь кажется: шлюз открыл и вода течет. На самом деле вдоль русла Крымского Канала есть гигантские помповые станции, которые поднимают миллионы кубов воды высоко вверх. Это водохранилища, куда доставляют днепровскую воду. Есть подземные туннели. Есть мосты для воды - так называемые акведуки. Есть гигантские трубы, которые способны пропустить эту рукотворную реку. Та что говорить? Канал в одном месте даже под рекой проложили. На 10 метровой глубине. И все это хозяйство обслуживали куча спецов и стоило это Украине кучу денег. Что с этим всем сейчас? И если даже разбомбить самолетами дамбу - вода просто зальет окружающую территорию.

"Если канала нет – сегодня Крым будет огромной гирей на шее россиян. Пусть висит...", - считает Борис Бабин.

Впрочем, сказать, что вопрос поставок воды в оккупированный Крым закрыт мы не можем. Потому что узнали о возможности подойти к этой проблеме с другой стороны .

"Подготовкой к подаче воды следует считать приватизацию Северо-Крымского канала. Потому что именно такие шаги позволят уйти или скрыть ответственность конкретных должностных лиц, которые будут подписывать бумажки", - подчеркивает Бабин.

Разговоры о приватизации канала - чистой воды правда. Это подтверждают и здесь, в управлении канала. Но что такое "разговоры" о судьбе днепровской воды для аннексированного полуострова - лучше понимаешь тут, в каких-то сотнях метров от жаждущего оккупанта.

И сейчас, что называется "в сухом остатке" - мы выяснили одно: "Крым не сможет принять воду, даже если будет договоренность".

Андрей Орляк

Оставьте свой комментарий

Последние

Больше новостей

Популярные

Больше новостей

Комментируют

Больше новостей