"Закрою летную программу и займусь подготовкой курсантов": история погибшего в Ан-26 штурмана Евгения Скоробогатько

"Закрою летную программу и займусь подготовкой курсантов": история погибшего в Ан-26 штурмана Евгения Скоробогатько

Дата публикации
Поделиться:
WhatsApp
Viber
"Закрою летную программу и займусь подготовкой курсантов": история погибшего в Ан-26 штурмана Евгения Скоробогатько

Штурману оставалось отлетать 8 часов, а потом он собирался начать работу с курсантами.

Разбившийся под Чугуевом самолет Ан-26 унес жизни 26 человек. Среди них два парня из Запорожской области: 26-летний Евгений Скоробогатько и 20-летний Александр Скочков — сын Игоря Скочкова — штурмана, сбитого над Луганском Ил-74.

Об этом сообщают в местном издании "Индустриалка".

Он вырос в селе Терпенье Мелитопольского района, у него есть старший брат, папа служит в зоне проведения ООС, мама работает в интернате. На малой родине о Жене вспоминают как о позитивном и активном человеке.

"Последний раз я видела его в 2016-м году, очень возмужал, красивый, в форме, которая к лицу, в глазах искра и гордость, что пошёл служить. В голове была мысль, что неужели это мой одноклассник. Хочется так много о нём рассказать. Умный, честный, воспитанный, добрый, трудяга, актив класса и школы, занимался туризмом, имел свою точку зрения на всё, с чувством юмора, искренний, видел людей насквозь, с ним никогда не было скучно, можно было часами разговаривать….Женя всегда был за справедливость. Пишу и не верю, что так несправедливо распорядился кто-то", — вспоминает одноклассница Дарья Быкова.

"Евгений — выпускник Терпеньевского коллегиума «Джерело» 2010 года, жизнерадостный, справедливый, добрый, перспективный юноша, увлекавшийся историей, Он победитель олимпиад, районных и областных конкурсов МАН по истории, но всегда мечтал о небе. Будучи курсантом, строил будущее, с увлечением рассказывал о своей профессии штурмана, призвал ребят к учебе. Трудно найти слова, которые бы смогли уменьшить боль от потери любимого человека", — написали на страничке учебного заведения.

После окончания коллегиума Евгений Скоробогатько несколько лет проучился в Мелитопольском государственном педагогическом университете имени Богдана Хмельницкого на специальности "Информатика", служил в Мелитопольской бригаде транспортной авиации, затем поступил в летный вуз. На учебу в Харьков он перебрался вместе с супругой, закончил 4-й курс, сдавал практику.

"Жека тогда учился в педуниверситете, я его агитировал поступать в ХНУВС, а он все отнекивался, – вспоминает Дима – И, хотя мы работали при штабе бригады, нас как-то позвали на полеты. После того Жека сдался: "А давай поедем, подадим документы, а там как будет". И мы без блата, без ничего поступили на летный факультет. Увы, по состоянию здоровья меня через время списали на землю, я продолжил учебу по специализации "авиационное оборудование самолётов". Жека уже начал летать на ХАЗ-30 – учебном легкомоторном самолете, и еще смеялся, что поедем в Мелитополь и я буду аошником (спецом по авиационному оборудованию – авт.) на его борту. Но потом так сложилось, что и он выбрал другое направление, готовился стать штурманом", - вспоминает друг Евгения, курсант ХНУВСА Дмитрий Рыжов.

Он рассказывает,  что в последний раз беседовал с другом в пятницу, 25 сентября, предложил отпроситься с полётов, чтобы пятницу и субботу тот побыл с женой, а в воскресенье, как обычно, вместе с ним ремонтировал машину.

"Женя ответил: "Димас, восемь часов отлетаю, закрою летную программу, потом займусь подготовкой курсантов в отпуск (он деловодом был в университете), и машину сделаем".  Я разговаривал с ним за рулем, а Женя, зная, что я неопытный ещё водитель, этого не любил, — уточняет Дима. – Пообещал ему позвонить из дома, но телефон сел, пока поставил его на зарядку, задремал. Проснулся после 19-ти, увидел сообщение от Жени, присланное в 18:52. Он посетовал, что это я за целый день не уделил ему время, мы должны были обсудить, что товарищу завтра на день рождения дарить, и вместо обычного: "После полетов наберу", написал: "А сейчас все, я полетел". Попытался ему позвонить, но абонент был уже "поза зоной".

О том, что самолет, на борту которого находился его друг, потерпел крушение, Дима узнал от друзей по компьютерной сетевой игре вечером.  Потом будет лента новостей, звонки жене Евгения, однокурсникам и сообщение со списком тех, кто участвовал в учебном полете.

На месте я был где-то через полтора часа, когда уже все потушили, — говорит Дима. – Вряд ли смогу когда-то забыть то, что увидел. Я только надеюсь, что все произошло быстро и пацаны ничего не почувствовали. Знаете, я так боялся его потерять, потому что он мне был и другом, и старшим братом, и отцом, он меня многому учил, я ему подражал в чем-то, машину даже купил, как у него. Мы ее восемь месяцев искали, а он терпеливо со мной ездил выбирать. У нас столько было планов… Мы с женой его, Лизой сидели, вспоминали, сколько у нас всяких моментов было общих. Она мне сказала, что в этот раз очень не хотела Жеку отпускать на практику, и он сам не хотел, а еще где-то неделю назад он сказал супруге, что любит ее больше жизни. Хотя раньше настолько нежным и чувствительным не был, может, что-то чувствовал", - вспоминает Дмитрий.

Напомним, 25 сентября в 20:45 под Чугуевом в Харьковской области упал и загорелся самолет, на борту которого находились 27 человек — члены экипажа, курсанты и офицеры Харьковского университета Воздушных сил ВСУ им. Кожедуба. 25 человек погибли на месте, один скончался от полученных ожогов в больнице. Выжить удалось одному курсанту.

Следующая публикация