"Живут лучше, чем дома": Золкин о проблеме, которую создала Украина комфортными условиями для пленных оккупантов

"Живут лучше, чем дома": Золкин о проблеме, которую создала Украина комфортными условиями для пленных оккупантов

Учреждение, где содержатся военнопленные, закупает килограммы карамели и других сладостей. Коллаж ТСН.ua

Журналист объяснил, что россияне все равно не оценят эту доброту и воспринимают ее как слабость.

Российским пленным в Украине создали настолько комфортные условия в плену, что это стало мешать обменам. Россияне иногда просто не хотят возвращаться к себе в РФ, ведь у многих из них дома гораздо хуже условия, чем в плену.

Такое мнение высказал украинский журналист и блогер Владимир Золкин, берущий интервью у пленных оккупантов. Об этом он сказал во время стрима с главной редактором издания "Гордон" Олесей Бацман.

Золкин признался, что это не так уж легко психологически приезжать в лагерь к пленным "и просто смотреть на их сытые рожицы".

По его словам, пленные захватчики в таких лагерях "имеют все".

"Нормальное питание, нормальная чистая кровать, теплая одновременно. Теплая вода в душе, которой, я рискну сказать, процентов 30 из них никогда раньше не имели. И унитазы, каких процентов 10 из них не видели раньше. У них есть посылки", – перечислил Золкин.

В свою очередь Олеся Бацман добавила, что в лагере у российских пленных есть барбершоп, пекарня, магазин, возможность зарабатывать деньги и общаться с родными.

"Они живут там лучше, чем у себя дома", – отметила она.

Золикин уточнил, что "все сказанное выше" военнопленным гарантируют Женевские конвенции, но Украина могла бы "уж так не перегибать" с хорошими условиями

"Как у нас происходит, что [россияне в лагере для пленных] укроп выращивают, чтобы приправить картофель, чтобы он как, знаете, домашний", — привел он пример.

По его мнению, Украине можно было бы "урезать пайку, а не сделать ее лучше". Журналист объяснил, что россияне все равно не оценят эту доброту и воспринимают ее как слабость.

"Здесь списываю на наш менталитет, мы какие-то слишком уж добрые люди. Гостеприимные даже к такому. Оно (россияне – Ред.) же не понимает доброты. Оно воспринимает всякую доброту как слабость", – убежден он.

Проблема со звонками окупантов домой

Золкин обратил внимание на ситуацию со звонками пленных окупантов домой в Россию. Он подчеркнул, что эти звонки не предусмотрены Женевской конвенцией и являются, по сути, инициативой Украины. В то же время Россия со своей стороны ни разу не позволяла пленным украинцам звонить по телефону домой.

"Это мы сделали жест доброй воли, очень гуманные. Вопрос в том, что за два года этот жест доброй воли не получил паритетного отклика с той стороны. Кабмин, наверное, когда разрешал, руководствовался тем, что и там нашим тоже дадут такую возможность — позвонить домой. Но с той стороны – нет, мы ничего такого не получаем", – сказал он.

Золкин объяснил, что россияне "даже информации толком не дают, кто у них в плену, кто не в плену".

"Я даже не говорю о том, чтобы просто иметь возможность позвонить домой один раз, просто сказать, чтобы эти родственники успокоились. Потому что наши, они годами ищут некоторых людей и не могут понять, в плену они или нет", — отметил журналист. .

Золкин рассказал, что поддержал петицию о запрете пленным оккупантам звонков домой, зарегистрированной родственниками украинских военнопленных. Но Кабмин отказался принять эту инициативу.

"И когда премьер-министр Денис Шмигаль отказывается, говоря, что "нет, мы не запретим, потому что эти звонки в частности помогают обмену", у меня просто отнимает речь. Потому что они не помогают обмену", – считает Золкин.

По его мнению, комфортные условия, которые оккупантам предоставили в Украине в плену, и звонки имеют для обмена обратный эффект.

"Когда этот условный Ваня звонит по телефону условной Марфе и оба понимают, что их слушает на той проволоке ФСБшник… И Ваня не будет говорить о том, какую ложь им [в России] рассказывали по телевизору. И не будет рассказывать, как у украинцев хорошо, какие они добрые и замечательные. Нет. [Зато] Марфа будет рассказывать Ване, что ей Скабеева рассказала по телевизору", – уверен блоггер.

Таким образом, по его мнению, даже в плену украинская сторона способствует тому, чтобы оккупант и дальше находился в информационном поле РФ.

Это первая отрицательная сторона звонков плененных их родным в Россию. Вторая негативная сторона – в РФ родственники не торопят свою власть с обменом, потому что знают, что их близким в Украине ничего не угрожает.

"Когда Марфа пойдет к ФСБшнику, — а обменом у них занимается ФСБ, — и скажет, что "заберите Ваню домой", ФСБшник скажет: "А зачем, посмотри, какие у него там отличные условия. Он еще и домой может звонить по телефону. Пусть посидит годик, нам так надо". И Марфа скажет: "Конечно, господин, конечно, боярин". И все. Это то, чего не понимает наш Кабмин, и премьер-министр в частности" — подытожил Владимир Золкин.

Ранее следователь из Мариуполя Марианна Чечелюк, освбожденная в результате последнего обмена, показала фотографии с последствиями плена и обратилась к россиянам с "пожеланием".

Напомним, что за эту зиму ООН зафиксировала казнь оккупантами 32 пленных, других пытали и насиловали.

Читайте также:

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram и Viber.

Похожие темы:

Следующая публикация